Соображения о казацкой артиллерии в 1648-1649 годах

Нижеприведенный материал является полупереводом-полупересказом статьи польского историка Войцеха Кухарски (Wojciech Kucharski)
“Rozważania nad artylerią kozacką w latach 1648–1649″. Полупереводом – поскольку, с одной стороны, я старался максимально точно передать авторский текст. Полупересказом – поскольку, с другой стороны, от этого правила я более чем часто отступал и многие суждения автора излагал своими словами, отдельные несущественные моменты опускал. Делал это по той причине, что академический стиль статьи порой суховат, в тексте автор постоянно ссылается на данные и мнения других историков, чьи фамилии сами по себе читателю в большинстве случаев ничего не скажут, а приводить обширнейшую (68 позиций) библиографию статьи я также не посчитал необходимым.

   Артиллерия была видом оружия, высоко ценимым казаками. Запорожское войско славилось прежде всего как замечательная пехота, специфической чертой которой была серьезная насыщенность огнестрельным оружием, где особую роль играла артиллерия. Богдан Хмельницкий также хорошо понимал её ценность и значение на поле боя. Неудачи предыдущих казацких восстаний дали в этом отношении ясную и довольно четкую картину. Нехватка кавалерии и относительно немногочисленная артиллерия не могли гарантировать успех в столкновении с коронной армией, лучше оснащенной в этом отношении. Если в целом с огнестрельным оружием ситуация в казацких рядах была неплохой, то с артиллерией дело обстояло намного хуже. Поэтому неудивительно, что с самого начала восстания казацкий гетман пытался добыть как можно больше пушек, без которых серьезные полевые операции были практически невозможны. С этой задачей, как вскоре выяснилось, Хмельницкий справился должным образом. В июле 1649 г. у казацкого гетмана (на это указывали многие) уже была добротная артиллерия, которую казаки успешно использовали в дальнейших боях против Речи Посполитой. Однако сила казацкой артиллерии времен восстания 1648 года, а также многие другие вопросы, связанные с армией Хмельницкого, до сих пор остаются загадкой. Расхождения в сообщениях источников и работах историков свидетельствуют, что эта проблема остается открытой. Поэтому заманчиво провести хотя бы поверхностный анализ, который, конечно, не даст однозначного ответа на поставленные вопросы, но позволит нам приблизиться к решению поставленной проблемы.

   Прежде всего следует следует задаться вопросом: какую артиллерию имели казаки во время восстаний 1591–1638 гг. Согласно исследованиям историков в годы, предшествовавшие восстанию Богдана Хмельницкого, казаки не обладали сильной артиллерией. В этот период только один раз, во время восстания Криштофа Косинского в 1591–1593 гг, у них было 26 орудий и до 1648 г. это количество никогда не превышалось. Даже во время битвы под Хотином в 1621 г. у казаков Сагайдачного было только 20 легких пушек. Следует подчеркнуть, что в 1593–1638 гг отмечено постепенное уменьшение количества орудий. Некоторые сомнения относительно численности казацкой артиллерии возникают в случае восстания Тараса Федоровича в 1630 году. Историки обычно указывают количество войск, но об артиллерии пишут мало. Можно предположить, что казаки в восстании 1630 г. могли иметь не более дюжины или около того орудий малого калибра, поскольку, вероятно, более серьезное их число в распоряжении Тараса Федоровича не осталось бы незамеченым.
Ситуация в восстании Богдана Хмельницкого была иной, он особенно старался позаботиться об этом типе вооружения, хотя поначалу, по всем признакам, все было скромно. Какая артиллерия была у Хмельницкого в начале восстания? Украинский историк Дмитрий Яворницкий писал, что у сечевых казаков было 50 орудий, что, похоже, является преувеличением. Другой украинский историк, Иван Стороженко, утверждает, что Хмельницкий, начиная операцию у Желтых Вод, имел только 3 орудия (фальконеты малого калибра). По другим данным у него их было 5. Под Корсунем у казацкого гетмана уже было 26 пушек. Из сказанного выходит, что Хмельницкий у Желтых Вод добыл у противника более 20 орудий! Было ли это возможно? Нет, потому что в корпусе Стефана Потоцкого, сына великого коронного гетмана, не было такого количества артиллерии. По мнению польских (и не только) историков, артиллерия молодого Потоцкого насчитывала 6–8 орудий. Некоторые историки пишут о 10, другие о 12 орудиях. Предполагая, что казаки захватили у Желтых Вод 12 орудий, собственных у них было 3-5, так что они могли иметь не более 17 пушек вместе. До количества 26 недостает не менее 9 орудий. Как объяснить эту разницу? Пожалуй, уместно будет согласиться с существующим мнением о том, что этими недостающими орудиями снабдили Хмельницкого мятежные казаки из речной флотилии.1 По некоторым данным в их распоряжении было 10 пушек. Какие это были орудия и какого калибра, сказать сложно. Скорее всего, это были легкие орудия, поскольку трудно предполагать, что казаки, плывущие по Днепру, перевозили на своих челнах пушки большого веса.
Следующие 8–12 орудий были взяты Хмельницким в брошенном лагере гетмана Потоцкого, отступавшего из-под Корсуня. Таким образом после первых двух столкновений весной 1648 г. казацкая артиллерия насчитывала около 38 орудий различного калибра. В последующие месяцы восстания Хмельницкий еще усилил свою артиллерию. Так, в капитулировавшем 1 октября 1648 г. Кодаке казакам досталось 13 орудий, в том числе шесть бронзовых и семь чугунных. Затем был Бар и, наконец, Пилявцы, где в брошенном польском лагере Хмельницкий захватил, по мнению некоторых историков, от 80 до 100 орудий. Количество 100 орудий, захваченных в брошенном пилявецком лагере, представляется спорным, однако стоит отметить, что эта информация подтверждается еще одним независимым источником. В реляции монаха Петрониуса Ласки, посланного Адамом Кисилем к Хмельницкому еще в июне 1648 г. (до Пилявцев), имеется достаточно существенное упоминание, касающееся этой темы. Ласка, кроме многих других интересных наблюдений относительно напряженной ситуации в Украине, сообщает, что в Чигирине было 72 орудия. В дальнейшем походе через украинские земли, вплоть до Замостья, Хмельницкий продолжал пополнять свою артиллерию. Под Збаражем гетманом было захвачено еще 50 орудий, и, вероятно, это не было его последней добычей.
Подводя итог приведенным соображениям, можно оценить казацкую артиллерию в конце кампании 1648 г. примерно в 180 орудий различного калибра. Это очень много, и, вероятно, эту цифру нужно несколько уменьшить, учитывая, например, что часть из них стала в силу тех или иных причин непригодна для использования. Тем не менее этих орудий должно было быть довольно много, так как Речь Посполитая в 1651 г. просила их вернуть. Необходимо также отметить, что конечно не все эти орудия использовались непосредственно в сражениях во время следующей кампании в 1649 г. Некоторые из них Хмельницкий, как предполагают некоторые историки, разместил в других местах, вероятно как возможный резерв.

Австрийская картауна 1669 г.

   Не до конца выясненных сомнений относительно казацкой артиллерии в обсуждаемом периоде много. Стоит обратить внимание хотя бы на упоминание у татарского историка Хаджи Мехмеда Сенаи из Крыма, который правда не непосредственно, но также касается вопроса численности артиллерии Богдана Хмельницкого. Согласно Сенаи 30 мая 1649 г. представитель казаков по приказу Хмельницкого прибыл в ханский лагерь чтобы ускорить татарский марш на Украину. Помимо прочего посол заявил, что он привез хану от Хмельницкого пять осадных орудий, оставленных в крепости Ферахкерман (Перекоп). Эта информация может указывать на то, что в артиллерийском арсенале гетмана Запорожья было также неопределенное количество самых больших калибров. Возникает вопрос: мог ли Хмельницкий иметь такие орудия в то время? Следует признать, что подобное упоминание можно найти в фрагменте татарской работы, касающейся осады Збаража, но её автор часто допускает чрезмерное преувеличение, поэтому к его откровениям следует относиться с большой осторожностью. Перевозка таких тяжелых орудий была довольно сложной задачей в XVII веке и, вероятно, информация об этом должна бы встретиться где-то еще. Между тем кроме истории Сенаи трудно найти упоминание, подтверждающее такой дорогой подарок от Хмельницкого.
В “Истории правления Яна Казимира” есть запись, возможно свидетельствующая об использовании этого типа орудий в боях 1648 г. во время осады Замостья казацко-татарской армией: “Затем был открыт огонь из тяжелых орудий; это был сигнал к началу штурма”. Трудно подходить к ней некритически и с уверенностью утверждать, действительно ли это были тяжелые осадные орудия или только фантазия автора сообщения. Все же несмотря на определенный скептицизм и осторожность при истолковании источника, мы не можем полностью исключить, что под Замостьем или позже под Збаражем не использовалось ни одно орудие, тяжелее 6 и 12 фунтовых. Общеизвестно, что в поле обычно применяются меньшие калибры, более легкие и более удобные в транспортировке. При штурме хорошо укрепленных городов (к числу которых можно отнести и Замостье) необходимы были более тяжелые пушки, без которых трудно овладеть сильными крепостями. Хотя бы по этой причине следует серьезно отнестись к источникам, в которых упоминается об использовании Хмельницким тяжелых калибров без уточнения их.
Здесь надо сказать несколько слов об орудиях, широко применявшихся в обсуждаемый период; я буду говорить об орудиях, которыми обладала коронная армия, поскольку, как считается, Хмельницкий захватил большую их часть.
В первой половине XVII века в результате реформ, проведенных Владиславом IV, многие бронзовые орудия еще времен правления Сигизмунда Августа, уже считались устаревшими, были переплавлены и отлиты новые, более удобные для транспортировки и обслуживания. Преобладали орудия со средней длиной ствола, на которые в 1653 г. приходилось примерно 69% всей коронной артиллерии, около 22% – длинноствольные и около 9% – короткоствольные. В тридцатых годах XVII века калибры государственного артиллерийского парка также были унифицированы. Среди среднествольных были:
– картауны2 (длина ствола – 18 калибров, т.е. около 3,3 м, вес – 3200 кг), стреляли железными ядрами весом 48 фунтов, т.е. диаметром около 182 мм;
– полукартауны (длина ствола – 20 калибров или около 2,9 м, вес – около 1850 кг), стреляли железными ядрами весом 24 фунта, т.е. диаметром около 145 мм;
– чвертькартауны (длина ствола – 24 калибра, т.е. около 2,75 м, вес – 1250 кг), стреляли железными ядрами весом 12 фунтов, т.е. диаметром 115 мм;
– октавы3 (длина ствола – 28 калибров, т.е. около 2,65 м, вес – около 950 кг), стреляли железными ядрами весом 6 фунтов, т.е. около 91 мм в диаметре;
– 6-ти фунтовые полковые орудия (длина ствола – 15 калибров, т.е. около 1,42 м, вес – около 325 кг), стреляли железными ядрами весом 6 фунтов, т.е. диаметром около 91 мм;
– 3-х фунтовые полковые орудия (длина ствола – вероятно, 15 калибров, т.е. около 1,1 м, вес – около 250 кг), стреляли железными ядрами весом 3 фунта, т.е. диаметром 72 мм.

Шестифунтовая октава

   Кроме того, использовались орудия с коротким стволом, то есть мортиры, вероятно калибра около 190 мм, длиной ствола около 0,6 м и весом около 350 кг. В этот период времени (начиная с 1650 г.) были распространены: чвертькартауны, длинноствольные фальконеты (единственные, пожалуй, оставшиеся из предыдущего периода), полковые 6 фунтовые пушки, полукартауны и трехфунтовые полковые пушки. В первой половине XVII века появились также ранее неизвестные чугунные орудия, но, как правило, их принадлежность к определенным типам установить невозможно. Теоретически, все упомянутые типы орудий могли быть в казацкой армии.
Возвращаясь к основной нити наших рассуждений. Cледуя под Збараж за отступающими армейскими полками Хмельницкий вез с собой (как я уже упоминал ранее) по меньшей мере 30-32 орудия разного калибра, обычно 6 и 12 фунтовых. По крайней мере об этом свидетельствовали пленные казаки, захваченных в Маначине. Интересно, как это возможно, что простые казаки, захваченные польским разъездом так точно (не 30 или 40, а именно 32) определили количество орудий в огромной, растянутой как минимум на несколько километров колонне, которая к тому же находится в постоянном движении и насчитывает десятки тысяч человек. Такое же количество казацких орудий подтверждают показания казака Демьяна Шимчива. Видимо именно на этом основании авторы большинства исследований, как польских, так и украинских, пишут о 30 казацких орудиях во время осады Збаража. Оставалось ли это число неизменным на протяжении всего периода сражения под крепостью? Есть сведения о том, что в начале осады Хмельницкий использовал 30–32 орудия, а затем их число увеличилось до 40. Один из авторов пишет: “Ядра, выпущенные из 30 казацких пушек, по дуге с грохотом падают на замок и збаражский лагерь. Ночью казаки построили три огромных шанца и затащили туда 40 орудий”. Другой источник говорит о том, что 4 августа хан, пребывая в нетерпении, отправил гонца к Хмельницкому с предложением перевезти из Тарнополя дополнительные орудия, в том числе осадные; в коалиционном лагере они были уже на следующий день, то есть 5 августа.

Польский полукартаун 1638 г.
Фото с сайта: www.muzeumwp.pl

   Это не единственная информация о тяжелых орудиях, использованных Хмельницким под Збаражем. Тарнополь от Збаража находится на расстоянии около 20 км по прямой линии, что является расстоянием которое теоретически можно преодолеть за один день. Они действительно туда попали? В дневнике есть короткая запись от 6 августа, где автор отметил гораздо более сильный огонь казацкой артиллерии по польским укреплениям: “6 августа. На рассвете со всех сторон установлено 300 пушек, Хмель начал штурм”. Это не единственная запись, где упоминается большое количество казацких орудий. Запись от 11 июля: “Пополудни в воскресенье со всех сторон 300 пушек били”.
Конечно, автор дневника преувеличил, написав о 300-х казацких пушках: у Хмельницкого не было такой мощной артиллерии. Здесь же далее автор пишет, что казаки “по кругу отсыпали 25 шанцев из которых стреляли по каждому появившемуся. Мы прикрывались плахтами и палатками, но это не помогало; орудия имелись на каждом шанце и ни один их выстрел не был напрасным”. Предполагая, что казаки использовали все свои орудия в то время, о котором пишет автор дневника, на каждом из этих шанцев они должны были бы установить их 12, что маловероятно хотя бы по соображениям безопасности. Установка такого количества орудий в одном месте была бы слишком легкой мишенью для польской артиллерии. Исходя из этой записи можно предположить, что именно 6 августа по польским оборонительным позициям велся массированный, значительно более сильный чем в предыдущие дни артиллерийский огонь противника. И его сила была такова, что смущенный автор дневника записал такое количество орудий. Это в свою очередь приводит к подозрениям, что действительно с 6 августа казацкая артиллерия в Збараже была усилена. В другом источнике автор сказал, что во время осады Збаража казаки вели огонь из 70 орудий, что означает, что на каждом из 25 шанцев должно быть 2-3 орудия, что представляется более вероятным.

Герб князя Кшиштофа Радзивилла и надпись на польском полукартауне 1638 г.
Фото с сайта: www.muzeumwp.pl

   Таким образом, сколькими орудиями располагали казаки в то время, без сомнений определить невозможно. Тщательно оценивая, во время боев под крепостью они могли использовать 30-40 орудий разного калибра. Можно также предположить, что казаки, в отличие от польской стороны, имели возможность пополнять свою артиллерию отремонтированными или захваченными у противника орудиями. Трудно поверить, что в период с июля по август 1649 г. артиллерия обеих сторон количественно не менялась.
Обращает на себя внимание источник, датированный 20 августа 1649 г. Неизвестный автор написал, что казаки под Белым Камнем собрали 60 орудий. Белый камень от Збаража находится по прямой линии в 75 км, что довольно близко к месту, где тогда проходили боевые действия. Упомянутый документ может служить основой для возможных предположений о том, что казаки, несмотря ни на что, в августе 1649 г. имели значительные артиллерийские резервы, которые они могли использовать при необходимости. Суммируя пушки из Збаража (30) и из Белого Камня (60), мы получаем 90 орудий. Более того, есть еще переправленные Хмельницким из-под Тарнополя. Сколько же орудий было у казацкого гетмана было в конце кампании 1648-1649 годов? Известно, что Хмельницкий добыл больше всего орудий в первый год войны, когда казаки, часто действуя неожиданно, захватили арсеналы в занятых пограничных крепостях. В 1649 году таких захватов уже не было, а потому и пополнения тоже почти не было. Так или иначе, у казаков после первых двух кампаний было достаточно артиллерии, что подтверждается источниками. В одном из них мы читаем: “Орудия. Гетманские орудия 24. Каждый полковник имел 6 штук.” Принимая за автором этого источника, что в збаражско-зборовской кампании войско Хмельницкого насчитывало 20 полков, мы получаем 144 орудия (20 x 6 + 24 = 144). Похоже, что это приемлемое число, тем более что оно также принято современной украинской историографией.
В заключение размышлений о численности артиллерии казаков в 1648-1649 гг. следует рассмотреть вопрос о происхождении казацких орудий. Мнения польских исследователей в этой области разделились. Некоторые считают, что казаки сами отливали пушки. Один из авторов пишет, среди прочего: “у казаков было много артиллерии, в основном захваченной, татаро-турецкого происхождения, а также польских орудий, полученных военным путем и отлитых ими самими на Низу, потому что мастера литья часто встечаются среди запорожцев”. Противоположное мнение: “Кроме того, многие из тех орудий были утрачены в результате штурмов или повреждений, их также пришлось переплавлять при чрезмерном износе, что не могли сделать сами казаки”. Правда, этот автор дальше пишет, что “среди запорожцев были и люди, вероятно, иностранного происхождения, обладающие значительными артиллерийскими знаниями”, но это не означает, что они изготавливали орудия. Помимо профессионалов необходимо также иметь соответствующие условия. Теоретически это было возможно. Одним из центров литья бронзовых пушек могло быть Дубно. Там существовала (по крайней мере, до 1621 года) колокольная мастерская Яна Энклерса. Поэтому нельзя исключать, что возвращаясь через Дубно в Киев после кампании 1648 г. Хмельницкий мог забрать оборудование, необходимое для производства орудий, если оно еще было в Дубно. Он также мог нанять квалифицированных мастеров, например, из соседней России. К сожалению, нет информации по этому вопросу. Можно только сказать, что даже если казаки пытались отливать собственные орудия, то делали это без особого успеха. Однако очевидно, что казаки производили собственный порох и могли отливать ядра для орудий. Следует добавить, что только во время гадячских соглашений (1658-1659) казацкая сторона сделала официальный запрос на разрешение открыть в Русском Княжестве литейную мастерскую для отливки орудий. Поэтому можно утверждать, что основой казацких артиллерийских сил в рассматриваемый период были орудия, отлитые в Польше, России, Турции, а также волошские. Несомненно, это была захваченная техника, и прежде всего на ней Хмельницкий строил свою собственную артиллерию.
1 Речь идет о реестровых казаках, входивших в корпус Стефана Потоцкого и во время его похода перемещавшихся в челнах по Днепру, перешедших на сторону Хмельницкого.
2 Картаун (картауна, картаул) – тип осадного орудия. Картауны меньших размеров (полукартауны, чвертькартауны) иногда использовались и в полевых боях.
3 Октава – разновидность кулеврин.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>