Страна погонь

Уважаемый [ljuser]losew[/ljuser] написал целую серию постов про Страну погонь. Вашему вниманию…

Страна монастырей.

И так после Шестидневной войны и освобождением Израилем Иудеи на на израильской территории оказались пять монастырей из которых St. John был самым древним. Кроме него здесь находятся католический, сирийский, эфиопский и баптистский комплексы.

После войны из Иордании через границу часто наведывались боевики. Из-за постоянных погонь, Страна монастырей скоро стала называться Страной Погонь. Постепенно стало ясно, что монахи помогают боевикам, прячут для них оружие и боеприпасы и т.д.. До 1970-го года продолжались постоянные перестрелки, в 70-м терпение армии закончилось и монахи были изгнаны, а территория заминирована.

Пользуясь тем, что я работаю в армии, я посмотрел документы тех годов. Минировалось все очень качественно и густо, в том числе и специально разработанными Военной промышленностью взрывными устройствами с экзотическими названиями “поливалка” и “арбуз”.
Устраивались и ловушки, когда удобные для прохода места не минировались, но там устанавливалось наблюдение или сигнализация. При нарушении границы саперы минировали ущелье западнее, на пути у боевиков.
Сам Каср Эль Яхуд можно было посещать несколько раз в год, двигаясь по узкому коридору между минных полей, в сопровождении патруля.
После подписания мира с Иорданией в 1994 году, соседи во всю принялись обустраивать свой берег и привлекать паломников и туристов. Израильтяне недолго “потормозили” и спустя каких-то 15 лет тоже решили заняться обустройством.
Инженерные войска в лице лейтенанта Идо Таля приступили к разминированию, но очень быстро выяснилось, что карт минных полей с тех времен не сохранилось, как и списка минно-взрывных устройств.
Но лейтенант оказался упертым парнем и умудрился раскопать бывших саперных офицеров, служивших тут в 70-ые годы. Кроме того он раскопал в архивах папку 1984 года, где упоминались использованные в Стране монастырей типы мин.
Одна из них, под названием “мамтера”(поливалка) упоминалась особенно часто, но никаких ТТХ или другой информации по “поливалке” небыло.
Во всех инженерных войсках про “поливалку” никто не слышал и лейтенант оправился в Военную промышленность. Но и там ему не смогли помочь и отправили в Воздушную промышленность. Как оказалось, мину разработал в 70-ые годы Ракетно-космический центр. Причем разработчики мины, до сих пор работают в том же месте. Они и снабдили лейтенанта Таля всей нужной информацией.
Постепенно ему удалось найти и саперов минировавших этот район в конце 60ых.
Оказалось, что сами монастыри не минировались из уважения к святости места.

Короче лейтенант умудрился разыскать всех и раздобыть нужную информацию буквально по зернышку.
Пока что разминировали только Каср Эль Яхуд и немного окресностей, так что появился доступ к монастырю Ионна Предтечи.
Надеюсь и остальное разминируют.

Ну и немного фоток.
Вот так выглядит католическая часовня:

Эфиопский монастырь

Сирийский:

Все фотографии взяты с http://www.biblewalks.com

Страна погонь

Итак, после Шестидневной войны, ЦАХАЛь, как говорят на иврите, обнаружил себя в новой реальности, и реальность эта была не хорошей.
Палестинские боевики прорывались через границу и либо пережидали в Иерихоне, либо сразу  ломились в ущелья Иудейской пустыни, пробираясь по ним к Восточному Иерусалиму, где можно было спрятаться и отдохнуть перед очередным террактом.

Достаточно побывать в Вади Кельт у монастыря св. Георгия Хозевита, что бы получить представление о том, как тяжело вести преследование в глубоком ущелье, стены которого испещрены сотнями пещер. Прибавьте к этому адскую жару царящую большую часть года в районе Мертвого моря.
В послевоенный год обошелся армии в десятки убитых солдат и офицеров, среди них были и командир бригады Долины (хативат а-Бекаа), комбат НАХАЛь 51 и многие другие.
Погони начинались с обнаружения следопытами следов на контрольно следовой полосе. После чего группы преследования пытались догнать боевиков, используя, там где это было возможно вертолеты, джипы и бронетранспортеры.

В марте 68ого, после очередной серии террактов, ЦАХАЛь атакавал крупнейшую базу палестинцев, находившуюся в Иордании, рядом с городком Караме. В Википедии есть описание этого боя (приведенные ниже цитаты взяты оттуда):


Израильский вертолет над Караме.

В ответ на серию терактов ООП, Израиль спланировал два одновременных рейда на её лагеря, расположенные в посёлке Караме (здесь находился лагерь Шума с 40 тысячами палестинских беженцев) и в деревне Сафи. В этом же районе были рассредоточены достаточно крупные силы палестинцев (отряды ФАТХ и «местные отряды самообороны») и находился штаб ООП. Операции носили кодовое название «Инферно» (иврит: מבצע תופת) и «Асута» (מבצע אסותא). По сведениям палестинцев, в случае успеха этой операции, «израильтяне планировали захватить несколько возвышенностей на восточном берегу, чтобы держать под прицелом всю долину Иордана и помешать „палестинским партизанам“ просачиваться на оккупированную территорию».

Непосредственным поводом для рейда стал подрыв 18 марта 1968 г. школьного автобуса на установленной ООП мине (в результате погибли два человека и десять детей были ранены), однако подготовка к операции и сосредоточение подразделений ЦАХАЛ на исходных позициях в районе Иерихона (в 5 км от Караме) начались значительно раньше. В Израиле рассчитывали на внезапный характер рейда, однако сосредоточение сил не осталось незамеченным палестинцами. Одновременно, на участке границы протяженностью 110 километров, от Мёртвого моря до Тивериадского озера армия Иордании начала наращивать концентрацию своих сил. Тем не менее, руководство Иордании стремилось избежать вооруженного конфликта:


Трофеи ЦАХАЛя.

На рассвете 21 марта, под прикрытием вертолетов израильские части начали переправу через реку Иордан в районе мостов Дамия и Малик Хусейн. Одновременно к северу от посёлка Караме, в районе Гхор эль-Сафей был высажен вертолётный десант. Дальнейшее продвижение ЦАХАЛ было остановлено сопротивлением подразделений иорданской армии, позиции которых начали бомбить самолеты ВВС Израиля. Тем временем, в самом поселке пехотные части израильтян столкнулись с ожесточённым сопротивлением палестинцев. В результате 15-часового боя израильтяне отступили, постаравшись эвакуировать повреждённую технику. Однако отступление было настолько тяжёлым, что на поле боя остались тела убитых солдат (ранее такого не случалось).

После окончания сражения, от посёлка остались только четыре каменных дома на окраине, остальные 175 строений были разрушены в ходе сражения или взорваны израильтянами. Вплоть до весны 1971 года поселение оставалось разрушенным, восстановление и возвращение жителей началось только во второй половине 1971 года.

Непосредственно после окончания боевых действий, 22.03.1968 в коммюнике иорданского военного командования потери Израиля оценили в «200 убитых и большое количество раненых военнослужащих, 42-45 танков, БТР и автомашин, 3-5 самолётов (в том числе, три реактивных истребителя „Мистер“)». При этом, собственные потери армии Иордании оценивались в «200 убитых и 65 раненых военнослужащих, 10 поврежденных танков и несколько артиллерийских орудий».

Газета “Правда” со свойственным тогдашним советским источникам заголовком, в оценке потерь Израиля была более осторожной: «около 100 военнослужащих (33 убитыми и 70 ранеными), 4 танка, несколько БТР и автомашин». В свою очередь, премьер-министр Израиля официально признал потери 11 солдат убитыми и 50 ранеными.

В настоящее время потери ЦАХАЛ оценивают в 28-30 убитых и 69 раненых военнослужащих, 4 танка «Центурион», 2 броневика AML-90, 2 полугусеничных бронетранспортера M3A1 и 1 сбитый (или поврежденный, и разбившийся при посадке) самолёт.

Оценка потерь их противников также варьируется в широких пределах. По оценке израильтян, потери армии Иордании составили 61-87 убитых и 4 пленных солдат, 30-31 уничтоженных и подбитых танков и автомашин, палестинцы потеряли 100—128 человек убитыми и 120—150 пленными. По мнению палестинцев, значительную часть их погибших и арестованных составляют мирные жители.

Трофеи иорданцев и палестинцев:

В ивритской версии статьи на википедии сказано, что двое израильских солдат пропали без вести. Еще одно тело удалось обменять позднее.

Операция у Караме не принесла облегчения и нарушения границы продолжились.

26 июля 68ого года на контрольно следовой полосе были обнаружены следы, в восьми километрах южнее моста Адам.
К месту нарушения границы прибыла группа преследования и начала движение позади следопытов.
Вскоре к ним присоединились восемь спецназовцев из “Харува”(подразделение спецназа Харув было создано на базе десантных войск и специально готовилось для ведения боев и преследований в гористо-пустынной местности Иудеи). Прибывший на место командир бригады Иорданской долины полковник Арик Регев разделил группу и часть бойцов вместе с ним переместились на двух вертолетах западнее, в попытке отрезать боевиков.
Еще из вертолета капитан Гади Менале (бригадный офицер ответственный за преследования) заметил подозрительное движение в 900 метрах севернее, в пещерах на вершине холма.
Первый вертолет высадил группу на безопасном расстоянии, преследователи начали движение к холму. Когда они достигли подножья, второй вертолет высадил комдива, капитана Менале и пятеро бойцов Харува.
После боя выяснилось, что боевики разделились на три группы, одна засела в пещерах на вершине холма, другая на склоне и третья попыталась оторваться и продолжить движение.
Один из боевиков открыл огонь по солдатам и ранил двоих. Находившийся ближе всех комбриг приказал атаковать и сам открыл огонь по боевику, а затем сократив дистанцию бросил гранату.
Когда Регев высунулся из-за укрытия, второй боевик дал по нему очередь. Комбриг пулучил смертельное ранение в лицо.
Находившийся на левом фланге капитан Менале приказал атаковать, но почти сразу получил смертельное ранение в сердце.
Оставшихся боевиков забросали гранатами спецназовцы.
Находившееся выше, в пещерах, боевики пытались отстреливаться. Последний приказ который оставил Арик Регев перед смертью требовал расстрелять пещеры из орудия(какого орудия, нигде не сказано, видимо подогнали джип или “захлад” с безоткаткой) в случае сопротивления. Это и было сделано, потребовалось 30 снарядов,  в пещерах не уцелел никто.
После этого следопыты выяснили, что следов явно больше чем погибших и вскоре обнаружили цепочку следов ведущую на запад.

Вертолет высадил западнее новую группу преследования, причем летчик умудрился приземлиться в пяти метрах от места где спрятались двое оставшихся боевиков.

Те открыли огонь по вертолету. Дальше, в рапорте написано, что солдаты закричали на арабском призывая террористов сдаться(как можно что-то услышать в пяти метрах от вертолета, я не знаю). Один из боевиков сдался, второй продолжал стрелять и был убит.

Итог: Цель достигнута, враг не прошел. Погибли двое израильских офицеров,
пятеро солдат получили ранения. Восемь боевиков убиты.

Командир бригады Иорданской долины – полковник Арик Регев

.

Про него тут есть фильм на иврите.

Капитан Гади Менале:

По первым буквам их имен и фамилий в Иудейское пустыне назван поселок Аргаман.


Бойцы НАХАЛя в ночной засаде.
Весь 68ой год палестинские боевики рвались через Долину.
В апреле уничтоженно 13 нарушителей,
в мае 18,
в июне 11,
в июле кроме 8 о которых был прошлый пост, погибли еще 17 нарушителей.
В августе 5,
в сентябре…

19 сентября ранним утром патруль обнаружил следы нарушителей на КСП, северо-восточнее участка “Колено” (изгиб Иордана севернее Мертвого моря).
Прибывшие на место следопыты разделились на четыре группы и начали погоню. Следопытов охраняла группа спецназовцев из Харува.
Кроме них были подняты по тревоге подразделения 51 пехотного батальона НАХАЛь под командованием лейтенанта Маца (в группе был так же комбат подполковник Моше Пелес (Стемпель), бригадный мобильный КП и еще одна группа спецов из Харува.
В район поисков были вызваны танки, но когда выяснилось, что боевики ушли в непроходимые для бронетехники предгорья Гильбоа, броню пришлось отпустить.
Следопытов подвозил вертолет и вскоре следы привели погоню к ущелью Вади Шубаш.
Здесь, на выходе из ущелья стоит несколько заброшенных зданий, арабы называют это место Эль Бузра.
Местные бедуины клялись, что никого не видели и действительно в домах никого не оказалось.
Вертолеты высадили пехотинцев выше ущелья, где они разбились на три группы и начали прочесывание склонов.
На одном из склонов находилось несколько заброшенных строений, господствующих над всей окрестной территорией.
Группа в составе которой находился комбат приблизилась к строению. Командовавшей этой группой лейтенант Менаше заметил подозрительное движение и попросил разрешения у комбата, открыть огонь. Моше Пелес отказал, подозревая, что там другая группа своих же пехотинцев.
Это подозрение стоило ему жизни. Когда до здания оставалось около 20 метров засевшие внутри боевики бросили гранаты и открыли огонь. Преследователи залегли. Подполковник был ранен осколком, но продолжал руководить боем. Приказал залечь и открыть огонь по противнику. Выглянув из-за укрытия он получил пулю в грудь. Второе ранение было смертельным.
Вся группа оказалась под перекрестным огнем. Связной комбата был ранен осколком гранаты, гранатометчик (использовавший винтовочные гранаты) успел выпустить шесть гранат по дому, после чего попытался вытащить подполковника из-под огня, но так же был ранен, вместе с ним был ранен пулеметчик.
На помощь первой группе, пришла вторая, под командованием зам комбата майора Дорона Манора. Майор принял командование, организовал эвакуацию раненых из-под огня, но был сам ранен в ногу автоматной очередью. Ранение оказалось тяжелым, была перебита артерия, но Манор отказался эвакуироваться и продолжал управлять боем.
С востока подошла третья одна группа пехотинцев, и открыла огонь  по строению, но они были ниже на хорошо простреливаемой местности.

Тем временем лейтенант Менахем смог организовать перемещение раненых за ближайшие деревья. Оттуда их смог забрать вертолет. Замкомбата майора Манора тоже эвакуировали, но помощь пришла слишком поздно. Майор умер в вертолете от потери крови.
По взлетающему вертолету из дома выпустили противотанковую ракету и чудом промахнулись.
Нужно было обойти дом сзади и занять господствующие позиции, что бы прикрыть атакующих бойцов. Через пол часа утомленные дикой жарой и жаждой бойцы смогли занять нужные позиции и прикрыть огнем тех, кто штурмовал дома.
Одновременно со рванувшимися на штурм пехотинцами, боевики решили разделиться и разбежаться в разные стороны.
Когда подбежавший к дому первым оперативный офицер бригады швырнул в окно гранату, внутри уже никого не было. От взрыва сдетонировала оставленная террористами взрывчатка и дом просто сложился.
Двое террористов побежали к деревьям, за которыми располагался мобильный командный пункт бригады, но были уничтожены огнем комбрига из-за деревьев и огнем оперативного офицера с тыла, от развалин дома.
Еще двое спрятались в пещере во дворе дома, где их забросали гранатами.
Пятый террорист был замечен с воздуха из вертолета, на котором находился командующий ЦВО. Боевик попытался стрелять по вертолету, но был убит.

Итог погони оказался трагическим: Шестеро погибших, включая комбата и замкомбата 51ого батальона. Трое тяжело раненых. Были уничтожены пять террористов.

Моше Пелес


Именем Моше Пелеса названа база бригады Голани в Иорданской долине.
Кино на иврите

Дорон Манор

Погибший пулеметчик, рядовой Одед Сегал

Погибший следопыт Мухамад Аиб

20 декабря 68-го года в 7:35 утра пограничный патруль обнаруживает следы приблизительно 7 человек пересекающие КСП, в трех километрах севернее моста Абдаллы. Следы прочитывает офицер-следопыт, несмотря на то, что ботинки нарушителей были обернуты овечьими шкурами.
На место прибывает тревожная группа батальона парашютистов и группа из спецназа “Харув”(спецназ, так же созданый на базе парашютно-десантных войск).
Несмотря на попытку скрыть следы, офицер-следопыт читает их как по книге. По его подсказке обе группы, перебрасываемые вертолетами, оказваются у ущелья Вади Кельт, в пяти километрах юго-западнее Иерихона.
В это же время по ущелью гуляют двое парней из Тель Авива, не подозревая, что прямо на них идут нагруженные оружием и взрывчаткой боевики. Тем временем преследователи разделились. Одна группа пошла по дну ущелья прочесывая пещеры и монашеские кельи, две другие группы прикрывали третью, двигаясь выше по обоим склонам Вади Кельт, прикрывая своих товарищей внизу.

После полудня бойцы двигавшиеся по низу увидели двух туристов, рядом с которыми стоял вооруженный террорист.
Они успели предупредить их через громкоговоритель и открыли огонь. Боевик убежал в одну сторону, чудом уцелевшие туристы в другую.
Тем временем к ущелью начали прибывать войска, заперев боевиков внутри с востока и с запада.
Боевиков уговаривали сдаться с помощью громкоговорителя с земли, а после из специально оборудованного динамиками вертолета. Безрезультатно.
После этого на место доставили 81мм миномет и обстреляли отрезок ущелья из миномета и из уже находившейся там безоткатки.

После чего группа на дне ущелья приступила к зачистке. В 15:45 они наткнулись на целую гору снаряжения и взрывчатки, брошенную боевиками. Затем в монашеской келье на высоте 8-9 метров были замечены двое боевиков.
Им предложили сдаться. Один из боевиков слез вниз и сдался. Второй закричал, что он ранен и не может спустится.
Так как солдаты боялись ловушки, они не хотели подниматься наверх. Но вскоре действительно выяснилось, что боевик ранен в руку и в ногу. Один из бойцов Харува поднялся к келье и помог раненому спуститься.

После допроса выяснилось, что границу перешли 8 боевиков. Пленные рассказали, что они разделились на 3 группы, одна прячется в ущелье, в пещерах, а вторая пошла на прорыв на запад.
Солдаты продолжали продвигаться по ущелью, вместе с пленным боевиком, который криками уговаривал остальных сдаться.
Вскоре боевики отозвались, сообщив, что сдаваться не собираются.
Когда солдаты окружили скалу в пещерах которой прятались боевики, темнота уже накрыла Вади Кельт. Снизу прибыло еще одно подразделение Харува, под командованием офицера по имени Зоар. К ним присоединился командира Харува, подполковник Цвика Офер. В 19:00 спецназ начал зачистку скалы.
У входа в одну из пещер Офер приказал лейтенанту Зоару прикрыть его и попытался занять более выгодную позицию, контролирующую вход в пещеру. В этот самый миг из пещеры по ни открыли огонь. Группа прикрытия находившаяся на северном склоне ущелья открыла ответный огонь, но было поздно.
Подполковник Офер получил ранение в шею и в грудь, и упал с 12 метровой высоты. На часах было 19:30.
Четверо солдат вынесли подполковника в безопасное место. Несмотря на темноту, на дно ущелья приземлился вертолет, (управляемый, судя по всему, ненормальным летчиком, так как посадить вертолет на дно ущелья и при свете дня равносильно самоубийству. прим. [ljuser]losew[/ljuser]) и эвакуировал подполковника. Но тот скончался от полученных ранений.
Из-за темноты поиски было решено отложить до рассвета. За ночь подразделения охранявшие все выходы из ущелья были заменены свежим личным составом.
Утром в пещеры был послан пленный захваченный днем ранее. Он сообщил, что внутри есть двое мертвых и один раненый боевик.

Оставались еще трое. Войска принялись внимательно прочесывать каждую из пещер в ущелье и вскоре в одной из них, узкой и низкой, куда можно было протиснуться только ползком, были обнаруженны боевики.
К пещере доставили вчерашнего пленного. Он попытался уговорить товарищей сдаться, но безрезультатно.
После чего по пещере открыли огонь, в перерывах призывая боевиков сдаться.
Наконец из пещеры послышались крики. Солдаты прекратили огонь и один из боевиков вылез наружу. За ним появились остальные. Последним показался командир и проводник всей банды, хорошо знавший местность.
Оказалась, что пещера имела внутри несколько изгибов и поэтому ни один из террористов не пострадал.
Результат: ЦАХАЛь – 1 погибший(подполковник Цвика Офер). Террористы – 2 погибших.

Захваченное снаряжение включало:
8 автоматов, 3 пистолета, РПГ, 25 руч. гранат, 50 пачек взрывчатки, 30 желатиновых шашек, готовое взрывное устройство с электрическим детонатором, 20 обычных детонаторов, 5 электрических, 3 детонатора замедленного действия(один до 3 дней, другой до 7 дней), 100 метров бикфордова шнура + патроны, аптечки, деньги, комплекты разной одежды.
Так же оказалось, что к месту пересечения границы их подвезли иорданские военные.

Цви Офер: 22/2/1932 – 20/12/1968
Похоронен в Т-А на кладбище в Кирьят Шауль. У него остались сын и трое дочерей.
В память о Цвике Офере названа военная база на 443 шоссе, Махане Офер.

Вообщем на этом рассказ о погонях можно закончить. Их было много, я рассказал только о самых тяжелых.
В 1969ом году была еще одна погоня, [info]nakaryak собирался о ней рассказать. ;) Рыжий, принимай эстафету ;)

З.Ы. Все фотки кроме приведенных ниже, найдены на просторах интернета, на самых разных ресурсах.
Просто фотографии из Вади Кельт: 1  2   3 

Так выглядит ущелье Вади Кельт примерно в том месте сегодня:

Там, за изгибом ущелья сажал ночью свой вертолет ненормальный летчик, в попытке спасти раненого подполковника.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>