“Свежее пушечное мясо”. Португальская армия в Первой мировой

Раз уж видели в Лиссабонском музее целый зал на тему Первой мировой, имеет смысл разобраться с участием в ней Португалии.

Накануне 1914-го года Португалия была одной из наиболее слаборазвитых аграрных европейских стран. Ее вооруженные силы, для которых серьезной финансовой проблемой стал даже переход с яркой формы на хаки (в португальском исполнении – серо-голубого цвета), могли гордиться разве что многовековыми традициями.

slide_356063_3915343_free (1).jpg

Реально сыграть стратегическую роль этот новый союзник Антанты мог только в Африке, где португальские колонии Ангола и Мозамбик очень удобно фланкировали германские владения в Юго-Западной и Юго-Восточной Африке.

Между прочим, разжигаемые германской агентурой пограничные племенные конфликты начались там уже с 1914 г., когда Португалия под давлением Лондона перерезала сражающимся германским колониям снабжение. Туда накануне вступления в войну португальцами было переброшено подкрепление численностью более 3 000 штыков.

9 марта 1916-го года последовало взаимное объявление войны между Португалией и Германией (немцы первые начали!), а 15 марта аналогичный “обмен любезностями” состоялся у Лиссабона с Веной. С остальными державами Центрального блока, Османской империйе и Болгарией, португальцы регулярных дипломатических сношений не поддерживали, так что, можно считать, состояние войны возникло de facto.

slide_356063_3915440_free.jpg
slide_356063_3915439_free.jpg

Мяска, мяска пушечного, свеженького, португальского на Западный фронт!” – плотоядно возопила Антанта. “А что, чем мы хуже других?” – ответила Португалия и “воззвала к своим храбрым сынам”.

“Есть!” – взяли под козырек “серранос” и засобирались на Великую войну. Первую европейскую войну Португалии (гражданские не в счет, их-то как раз было в достатке) со времен Наполеоновских.

Запрос на участие португальских войск в общеевропейской мясорубке формально поступил от Британской короны 15 июля 1916 г., и 22 июля на него последовал отнюдь не формальный ответ: Португалия обязалась сформировать для фронта Португальский экспедиционный корпус (Corpo Expedicionário Português) в составе трех пехотных дивизий и самостоятельного артиллерийского соединения.

7 августа национальный парламент утвердил штаты корпуса – 55 тыс. штыков пехоты и тысяча артиллеристов, которые следовало укомплектовать частично кадровыми военнослужащими, частично – призванными в строй резервистами и отправлять во Францию по мере готовности – партиями по 4-5 тыс. военнослужащих.

slide_356063_3915345_free.jpg
guerra-411.jpg

“Серранос”, в абсолютном большинстве – простые крестьянские парни, поднимались от повседневного нелегкого труда, второпях прощались (многие – навсегда) и браво маршировали в казармы.
От дьявольской канонады мировой войны, перемалывавшей где-то дивизию за дивизией, в тихую провинциальную Португалию долетали только неясные отголоски. Многим португальским военным предстоящее “путешествие во Францию” представлялось едва ли не развлечением…
Согласно подписанной 3 января 1917 г. португальско-британской конвенции, Португальский корпус поступал в оперативное подчинение Британских экспедиционных сил.
7 января 1917 г., по просьбе французского правительства, учевшего насущные нужды прожорливого Западного фронта, дополнительно к Португальскому экспедиционному корпусу для отправки на войну был сформирован Отдельный корпус тяжелой артиллерии (Corpo de Artilharia Pesada Independente), штатным составом 25 батарей.

guerra-27.jpg
5.jpg

Первые португальские солдаты черпнули зловонной окопной грязи переднего края своими ботинками 4 апреля 1917 г., и тогда же первый из них был сражен пулей германского снайпера.
Рядовой Антонио Гонсалвеш Курадо (не крестьянин, а студент-доброволец) стал первым португальцем, убитым на Западном фронте.
Поначалу прибытие на фронт “смешной армии” вызвало у противостоявших португальцам германских войск типично тевтонское высокомерное презрение. Однако все попытки наскоком сбить португальцев с позиций в июне-июле стабильно заканчивались тем, что “гансы” крепко получали от “серранос” по зубам, а затем португальцы пылко контратаковали отступающего противника.

slide_356063_3915348_free.jpg
slide_356063_3915384_free.jpg

Испробовав португальские войска в бою, немцы стали подходить к своему новому противнику серьезнее, и в августе-сентябре 1917 г. были предприняты несколько атак “в строгих правилах искусства” – с сильной артподготовкой и идущими на острие удара батальонами Stosstruppen (специальных штурмовых частей).
После ожесточенных боев португальцы отразили их все, и в газетах далекого Лиссабона с восторгом заговорили о первых героях войны – молодых лейтенантах, поднявших роту в решающую контратаку, захвативших пленных, сразивших в рукопашной схватке в траншее немецкого командира штурмовой группы…
Надо сказать, что честолюбивые и отважные юные офицеры в этот период сумели стать героями и для своих солдат, вплоть до того, что первую линию обороны на португальском окопном жаргоне стали именовать “позицией младших лейтенантов”.

slide_356063_3915383_free.jpg
slide_356063_3915380_free.jpg

Осенью 1917 г. численность португальских войск во Франции достигла почти 60 тыс. чел. В составе Португальского корпуса действовали две полноценные пехотные дивизии, каждая по три бригады (в бригаде – четыре пех. батальона и 75-мм мортирная/минометная батарея) плюс части дивизионного подчинения (одинаковые в обеих дивизиях) – три артдивизиона, три пулеметных батальона, три 152-мм мортирных батареи, три инженерно-саперные роты, тяжелая мортирная батарея, кавэскадрон, телеграфная рота и автомобильный батальон.
В корпусном подчинении находились батальон мотоциклистов, инженерный батальон и службы тыла, а португальский железнодорожный батальон и артиллерийское соединение из десяти тяжелых гаубичных батарей перешли в распоряжение британского командования.
5 ноября командовании Португальского корпуса доложило о полном принятии ответственности за “Португальский сектор” фронта – 18-километровую полосу передовой и три эшелона обороны.

slide_356063_3915396_free.jpg
slide_356063_3915390_free.jpg

Однако главные испытания для Португальского корпуса были еще впереди. Французская зима кажется мягкой и малоснежной только из окна уютного номера в отеле. А в промерзших траншеях и сырых блиндажах несчасные “серранос” тряслись от холода в своих “демисезонных” шинельках и фуражках.

Им, выросшим в теплой приморской стране, довелось испытать все тяготы окопной жизни на Западном фронте. К весне 1918 г. потери в личном составе Португальского корпуса достигли 18% – подавляющее большинство из них от простудных заболеваний и даже обморожений. Как выяснилось, многие португальские солдаты просто не владели элементарными навыками профилактики переохлаждение в полевых условиях.
Как результат, начал катастрофически быстро падать боевой дух “серранос”, у которых и до этого-то было туго с мотивацией: разве что показать, что они солдаты не хуже других… Были зафиксированы многочисленные случаи неповиновения приказам, когда солдаты отказывались выходить из блиндажей на дежурство и даже целые подразделения отказывались возвращаться с кратковременного отдыха под крышей на передовую.

slide_356063_3915409_free.jpg
slide_356063_3915386_free.jpg

С наступлением весны усталость в португальских частях стала сказываться еще сильне, тем более, в отличие от французов и британцев, невезучим “серранос” было нечего рассчитывать на отпуск с позиций. Замена или пополнение из Португалии не прибывали, хотя там в готовности стояла Третья пехотная дивизия.
С вступлением в войну США британские корабли были заняты перевозкой американских войск, и о “каких-то там чесночных португальцах” попросту забыли.
Кульминацией недовольства “серранос” стал мятеж в имевшем до сих пор отличную боевую репутацию 4-м батальоне. После этого командование было вынуждено снять с позиций Первую португальскую дивизию и отвести ее в тыл на отдых.
Вторая дивизия, которая еще через силу держалась, была влита в состав Одиннадцатого британского корпуса. Командир корпуса генерал Ричард Хакинг (Richard Haking), толковый командующий, немедленно лично проинспектировал приданные ему иностранные войска и пришел к обидному для португальцев, но объективному выводу: “Эти оборванцы никуда не годятся! Их надо менять. (These beggars are no good! To be replaced.)”

slide_356063_3915421_free.jpg
slide_356063_3915438_free.jpg

Отвод Второй португальской дивизии в тыл был запланирован на 9 аперля. Но ему так и не суждено было состояться. 9 апреля 1918 г. началось мощное германское наступление, вошедшее в историю Первой мировой войны как битва на Лисе.
С рассветом до 1 700 стволов германской артиллерии принялись изрыгать огонь и смерть на позиции британского 11-го корпуса. Два часа тяжелые снаряды перепахивали оборону португальцев, которые могли огрызаться огнем только 88 орудий.
А затем на прорыв двинулись восемь германских дивизий. Кое где немецкие штурмовые батальоны легко преодолели оборону, в других местах португальские части оказали отчаянное сопротивление.
Португальские батареи мужественно продолжали вести огонь до тех пор, пока германская пехота не ворвалась на их позиции. Командир 5-й португальской бригады полковник Мануэль Мартинш (Manuel Martins) погиб с винтовкой в руках, защищая свой КП.

slide_356063_3915420_free.jpg
slide_356063_3915401_free.jpg

Общей картины боя это не изменило: за четыре часа сражения Вторая португальская дивизия перестала существовать как боевая сила. Ее остатки в полном беспорядке отступили за фронт британских частей.

Потери составили 327 офицеров и 7 028 нижних чинов, то есть 35% от ее состава. Показательно, что из этой печальной статистики убиты были всего около 400 чел, а в плену оказались более 6 тыс. португальских бойцов. То есть фактически имела место массовая сдача в плен совершенно утративших волю к борьба “серранос”, чего с ними ранее не случалось.

slide_356063_3915389_free.jpg
slide_356063_3915379_free.jpg

Как всегда бывает в таких случаях, официальная Португалия на фоне поражения нашла отдушину в прославлении индивидуального героизма. Вот, например, простой крестьянский парень Анибал Аугушту Мильяиш (Aníbal Augusto Milhais), кадровый солдат 1915 г. призыва, пулеметчик.
Со своим верным “Льюисом” Анибал прикрывал отход роты так умело, что германским “штурмтруперам” показалось, что они имеют дело с целым взводом. Сумев уйти от преследования, легко раненный, он три дня скитался по нейтральной полосе, утоляя жажду водой из луж и периодически вступая в бой с германскими патрулями.
На третий день немецкий отряд загнал совсем уже обессиленного Анибала в болото, где уже барахтался отбившийся от своего разведывательного дозора офицер шотландского полка.
Вдвоем они сумели выбраться из топи и выйти к своим, где шотландец с гордостью представил командованию португальского “солдата, который стоит тысячи”. Под этим несколько хвастливым прозвищем скромный пулеметчик и вошел в военную историю Португалии.

slide_356063_3915385_free.jpg
slide_356063_3915369_free.jpg

Следующие несколько месяцев войны стали для “серранос” странной смесью долгожданного отдыха и позора. Британское командование отвело их в тыл, где применяло как “негодные для фронта части” для инженерно-строительных работ и охраны коммуникаций.
Первая дивизия в прежнем составе еще успела в июне 1918 г. совершить кратковременный “выезд” на фронт в качестве временной подмены при смены одной из британских дивизий другой.

slide_356063_3915433_free.jpg

В сентябре генерал Розаду энергично взялся за переформирование Португальского корпуса с целью вернуть ему боеспособность. Из наиболее проверенных частей он планировал создать три пехотные бригады по три батальона каждая.
В октябре 1918 г. первые четыре батальона были готовы. Им довелось принять участие в завершеющей стадии решающего “Стодневного наступления” войск Антанты, принудившего Германию к капитуляции.
В последний раз в Первой мировой войне “серранос” дрались 11 ноября 1918 г. в Бельгии, атакуя отступающие германские части при переправе через реку Шельда.

А потом наступил мир.

slide_356063_3915367_free.jpg
slide_356063_3915368_free.jpg

В Первой мировой войне Португалия потеряла 8 145 человек убитыми, 13 751 ранеными и 12 318 пленными или пропавшими без вести. Из этого числа на долю Португальского экспедиционного корпуса на Западном фронте приходится 2 160 погибших, 5 224 раненых и 6 678 пленных, отальные стали жертвами боевых действий в колониях и на море.
Во Франции в память об отважных и многострадальных “серранос”, сражавшихся там на чужой войне, остались скромные солдатские каменные кресты на нескольких военных кладбищах.

guerra-39.jpg
slide_356063_3915395_free.jpg
slide_356063_3915370_free.jpg
slide_356063_3915366_free.jpg
slide_356063_3915365_free.jpg
slide_356063_3915364_free.jpg
slide_356063_3915363_free.jpg
slide_356063_3915362_free.jpg
slide_356063_3915354_free.jpg
slide_356063_3915353_free.jpg
slide_356063_3915330_free.jpg
guerra-37.jpg
guerra-33.jpg
guerra-11.jpg

2.jpg
guerra-13.jpg
guerra-35.jpg
slide_356063_3915350_free.jpg
slide_356063_3915351_free.jpg
slide_356063_3915352_free.jpg
slide_356063_3915357_free.jpg
slide_356063_3915359_free.jpg
slide_356063_3915388_free.jpg
slide_356063_3915349_free.jpg
slide_356063_3915344_free.jpg
slide_356063_3915338_free.jpg
slide_356063_3915336_free.jpg

guerra-26.jpg

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>