Архив метки: ветераны

D-Day Squadron

Юзер vova-modelist рассказывает об интересном мероприятии, посвященном 75-летию высадки союзников в Нормандии:

В США и Европе отмечают 75-ти летие высадки союзников в Нормандии. Различных официозных мероприятий проходит куча, но я хочу рассказать о мероприятии которое было организовано без государственного участия и финансирования – D-Day Squadron. Это собрание более чем 30-ти DC-3/C-47 (и даже одного Ли-2) из США и Европы организованное владельцами самих самолетов и финансированное на пожертвования разных людей и организаций. Они собрались на аэродромах Англии взяли на борт десантников и высадили их на тех-же полях где они высаживались 75 лет назад.

15+ Дакот совершили перелет из США через Атлантику, что было делом не тривиальным для самолетов которым 75+ лет. Американцы летели так же как и в те годы – с аэродромов восточного побережья США, в Галифакс, Исландию, Шотландию и на юг Англии. Часть самолетов, которые участвовали в этом мероприятии были из тех кто тогда высаживал десант, включая C-47 “That’s All, Brother” который вел основные силы десанта тогда. Так-же на борту было несколько ветеранов которые участвовали в высадке тогда, включая Lt Col Dave Hamilton, одного из из пилотов-патфайндеров во время D-Day, и Tom Rice, десантника 101-десантной дивизии который в свои 97 лет опять прыгнул с парашютом туда-же.

Фотографии из разных источников. Под катом так-же несколько видео оттуда.

1. Дакоты над белыми утёсами Дувра

From ABC News
Читать далее D-Day Squadron

Чернокожие в RAF

Не сказать что чернокожие авиаторы сыграли хоть сколь-нибудь заметную роль в истории RAF во Второй мировой, но они были. И кое-что можно о них рассказать.
Вообще никакой расовой дискриминации в Британии официально не было, однако в ВВС Великобритании до 1939 года действовало правило о наборе “British subjects of pure European descent” (“Британские подданные чисто европейского происхождения”). Каков был его правовой статус непонятно, видимо это было негласный порядок, но в октябре 1939 т.н. colour bar был отменен официально по RAF, в июне 44го подтвержденным еще более строгим, секретным для офицеров, приказом о проверке любого случая дискриминации по цвету кожи.

Открытие этой возможности вызвало особый энтузиазм у чернокожего населения Вест-Индии. Видимо ребята (и немножко, восемь десятков, девчат) пошли по стопам первого пилота-негра в RAF William Robinson Clarke родом с Ямайки, немного полетавшего и повоевавшего в 1917ом. Около шести тысяч вест-индийцев пошли добровольно в ВВС. В количественном отношении большинство было с Ямайки (3700), непропорционально количеству населения много было выходцев с Тринидада.

Для самих черных служба была и актом патриотизма (как ни странно), и как способ вырваться из атмосферы тропической рутины, и для того чтобы подняться по социальной лестнице. Добровольцами шли не только дети местной черной элиты, но и ребята из семей со скромным достатком – благо уровень грамотности в британских владениях Вест-Индии был высоким среди всех слоев населения. Причем в RAF черные не только красили траву на аэродроме или таскали ведрами компрессию – таких насчитывалось около 5500 душ, но и летали на “Ланкастерах” и “Галифаксах” штурманами и радистами, пилотировали “Спитфайры” и “Тайфуны” – это примерно 400-500 человек. Обычный путь кариба выглядел как-то так: пароходом на свои кровные до Англии, зачисление в RAF, обучение в кузнице кадров – Канаде, дообучение где-нибудь в Шотландии или в Северной Англии, в середине 44-го боевая служба в сквадроне на территории Метрополии.

Один-два боевых тура по 30 вылетов каждый, в послевоенное время может быть обучение в Британии и овладение хорошей профессией, возвращение на родину. Несмотря на толерантность как со стороны авиационного командования, так и со стороны местного населения негров из летного состава все же старались поместить в особые условия: или он был единственным чернокожим среди членов экипажа четырехмоторного бомбера, или пилотом одноместного истребителя. Пересказывая фразу одного из вест-индийцев: “один негр – это милота и добро ото всех белокожих аборигенов, два негра – это терпимо, три или более – это начало расизма”. Были конечно и эксцессы – например надо было додуматься послать черных в родезийский сквадрон…

Flight Lieutenant Authur Stanley Wint – офицер RAF, олимпийский призер и доктор.

Читать далее Чернокожие в RAF

Памятный альбом 384-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка

Памятный альбом 384-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка (официально принятое сокращение — ИПТАП) создан много позже окончания войны, в 1980-х годах, скорее всего, самими ветеранами полка. В основном он состоит из изображений однополчан: одиночные и групповые портреты военного времени перемежаются снимками со встреч ветеранов в 1960–80-е годы.

Это самодельное хранилище коллективной памяти предназначено для того, чтобы собрать и удержать в памяти оставшиеся свидетельства об общем прошлом. Воспоминания о пройденной вместе войне, какой она предстает в этом альбоме, предельно избирательны и лаконичны: лица, фамилии без имен, даты смерти и места захоронения.

Памятный альбом 384-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. 1980-е годы
Музей истории фотографии, Санкт-Петербург

gallery_picture-2b84b161-5f2f-4fa0-b954-772567d658e9 Читать далее Памятный альбом 384-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка

Форт Ройенталь – логово швейцарских пенсионеров!

Юзер lavagra из бункеров Швейцарии:

bunker04

Швейцария – необычная страна! И надо сказать она умеет удивлять. Два года назад мы с моей женой гостили в Баварии у моего друга и огромного любителя заброшенных бункеров Алекса technolirik. Именно он предложил нам съездить в находящуюся совсем рядом Швейцарию. Тут же была найдена и конкретная цель – форт Ройенталь (Reuenthal) с крутейшим военным музеем под землёй.

Поездка прошла на ура, открыв для меня интереснейшие и малоизвестные нам страницы швейцарской истории времён Второй Мировой войны, а заодно я узнал, чем на досуге занимаются местные пенсионеры. Давайте расскажу обо всём подробней! Читать далее Форт Ройенталь – логово швейцарских пенсионеров!

Узи Даян: личный пример командира

Чему украинская армия может поучиться у ЦАХАЛа, как университетский курс у будущего нобелевского лауреата помог в генеральской карьере, и каково это — быть элитой в Израиле — в интервью с гостем конференции «Лимуд» в Одессе, племянником Моше Даяна, легендарным командиром спецназа Генштаба, в прошлом — главой Совета национальной безопасности Израиля генералом Узи Даяном.

— Узи, вы родились в одной из тех семей, которые в Израиле принято называть «солью земли». Каково это — ощущать себя элитой страны? 

— Я не чувствовал, что расту в элитарной семье. У меня было два отца — Зорик, павший в Войне за независимость, когда мне было три месяца, — папа, которого я не помню. И папа Моше Рабинович, который меня вырастил.

Детство прошло в крохотном мошаве Йогев на севере страны — там собрались 90 семей из 26 стран. Электричество появилось, когда мне исполнилось восемь лет, в деревне долго не было дороги, а в домах полов, но …мы были счастливы.

Понимание, что ты принадлежишь к именитой семье пришло со временем, но разница между тем, что называют элитами сегодня, и тогдашними элитами — огромна. В 1950-е у элиты была миссия — служение обществу, как это ни высокопарно звучит. Поэтому на людей, живших в Тель-Авиве, в Йогеве смотрели как на слабаков. Мы в самом деле ощущали себя элитой, но из этого следовала лишь необходимость тяжело работать и  желание призваться в лучшие подразделения ЦАХАЛа — то, что нам казалось правильными жизненными ценностями. Так что происхождение вызывало у меня смешанное чувство гордости и большой ответственности. Читать далее Узи Даян: личный пример командира