Тайны Девичьей башни в Баку

Главным символом города Баку несомненно является знаменитая Девичья башня (Гыз Галасы). Поэтому рассказ об Азербайджане и его столице я решил начать именно с описания этого сооружения. За долгую историю своего существования Девичья башня обросла множеством слухов, легенд и домыслов, которые уже, к сожалению, смогли внедриться и в научную среду, тем самым превратив в полный хаос любые представления о данном интересном строении и истории возникновения самого города Баку. На данный момент считается (прежде всего в самом Азербайджане), что Гыз Галасы могла каким-то образом существовать до возникновения самого города. Тем самым она признается древнейшим сооружением в Баку, а по некоторым суждениям и вообще в Азербайджане.

Поэтому, я решил собрать наиболее достоверные сведения о данном объекте и попробовать разгадать хотя бы некоторые тайны Девичьей башни.


Итак, Гыз галасы находится в Старом городе Баку (Ичери-Шехер) на возвышенности в прибрежной зоне. В настоящее время расстояние от Каспийского моря до основания башни составляет 220 метров. В разные времена это расстояние менялось, так как уровень Каспия нестабилен. Были времена, когда море подходило непосредственно к Девичьей башне, или наоборот, отступало очень далеко. Высота башни 29 метров, диаметр 16,5 метров. Башня имеет невероятно мощные стены, ширина которых у основания 5 метров и 4 метра наверху.
Башня имеет по всей свой высоте каменный выступ, обращенный в сторону моря, около 10 метров длинной. Во многом именно этот выступ придает башне львиную долю ее загадочности. Ибо сооружений подобной формы больше нигде в мире не существует.

Время возведения башни до сих пор не установлено, также как считается неизвестным ее назначение. За пределами Азербайджана распространено мнение, что башня была возведена в XII веке и является оборонительным сооружением с функциями маяка и наблюдательной вышки. В самом Азербайджане многие исследователи видят в башне – обсерваторию, зороастрийский храм огня, дахму (погребальное зороастрийское сооружение) и датируют башню любыми датами вплоть до тысячелетий до н.э. Наверно, наиболее экстремальным здесь стоит признать мнение азербайджанского историка архитектуры Д. Ахундова, который считал, что Девичья башня – это “Главный семиалтарный восьмиэтажный башенный храм, великого Митры или древнего Мазды”. И такое бывает.
И видел Ахундов этот храм вот так.

Девичья башня на картине художника Тахира Салахова.

На самом деле, вода плескающаяся у подножия башни, это вполне возможная историческая реальность, так как Каспий периодически затапливал город. О подобном наводнении писал в начале 15 века выходец из Баку Абд ар-Рашид аль-Бакуви.

«Сокращение [книги о] «Памятниках» и чудеса царя могучего»)
«Бакуйя, долгота — 84°30′, широта — 39°30′, — город, построенный из камня на берегу моря ал-Хазар, в одной из областей Дарбанда, близ Ширвана. Его стены омываются водами моря, которое затопило много стенных башен и приблизилось к мечети».

Но вот про храмы огня башнеобразной формы абсолютно ничего неизвестно, хотя зороастрийские культовые комплексы неплохо изучены. При сасанидах основной формой храма был чахартак – приземистое кубическое сооружение с куполом. Впоследствии, чахартак стал прообразом большинства мусульманских мавзолеев. Здесь еще нужно напомнить, что в III – V вв. на территории Сасанидской империи зороастризм подвергся существенной централизации – все тексты были кодифицированы, обряды и ритуалы были приведены к единому образцу. Соответственно, и форма храмов огня по всей империи стала тоже однообразной. В связи с этим, предположить существование в те времена неких “семиалтарных башенных храмов” невозможно даже теоретически. Если же подобные храмы были бы возведены ранее эпохи сасанидов (т.е. еще до н.э.), то после IV века их перестроили бы по установленному в империи образцу. Тем более город Баку и Апшеронский полуостров никогда не были важным для Сасанидского государства религиозным центром.

Конечно, допустить существование в районе Баку каких-то зороастрийских храмов в сасанидское время вполне возможно. Этому могли способствовать огненные извержения на Апшероне, древнейшем резервуаре нефти и газа в мире. Средневековые авторы описывали грандиозные выбросы огня в этом районе, видимые на десятки километров. Они могли влиять на религиозное сознание тогдашних людей, ибо подобные “фейерверки” настоящее проявление божественной мощи. Но нужно уточнить, что речь чаще шла о районе поселка Сураханы в центре Апшеронского полуострова, а не о территории именно города Баку.

В связи с вышеизложенным, считать Девичью башню храмом огня нет никаких оснований. Также Гыз галасы не могла быть зороастрийской “башней молчания” (дахмой), ибо иранские дахмы – это приземистые сооружения с относительно большой площадью, необходимой для их нормального функционирования. Тем более подобные дахмы появились достаточно поздно, уже в исламское время, только уже исходя из этого невозможно датировать Девичью башню первыми веками н.э. и считать ее зороастрийской дахмой. Не говоря о полном отсутствии смысла в строительстве такой высокой башни для целей труповыставления. Во многих древних зороастрийских городах трупы людей просто выбрасывали на каменистую почву. Так делали, например, в Монголии вплоть до 20 века. Никакой надобности в крупных архитектурных сооружениях, каковым является Девичья башня, для этих целей нет.

Так какую функцию могла выполнять Девичья башня?
Ответ напрашивается сам собой – высокая башня с толстыми стенами в прибрежной зоне города естественным образом будет нести функции маяка, оборонительной башни и наблюдательной вышки одновременно. И еще она может быть зримым свидетельством могущества ширваншахов ее построивших. А для подобной “рекламной” цели можно и закрыть глаза на некоторые конструктивные особенности, осложнявшие ее практическое применение. Например, часто пишут, что у башни слишком мало бойниц, а те, которые есть, неудобны и направленны только в сторону моря. Так именно за морем и должны были наблюдать с этой башни, а о числе бойниц рассуждать вообще смешно, ибо в Закавказье существует тьма башен с минимальным числом отверстий в стенах, однако в их оборонительной сущности никто и никогда не сомневался.
Несомненно, для обороны использовалась прежде всего верхняя площадка башни, как и у всех подобных башен на Апшероне (о них будет сказано чуть ниже).

Один из авторов как-то писал, что в башне нет практического смысла, а расходы ресурсов огромны, якобы из камней Гыз галасы можно было бы возвести еще одну стену вокруг Баку.
Можно возразить на это, ведь множество огромных сооружений в мире лишены подобного смысла, например, Эйфелева башня в Париже, пирамиды в Гизе тоже будут входить в эту категорию. Огромный минарет Кутб-Минар в Дели возвели исламские правители Индии в целях наглядной агитации мощи исламской религии для местных жителей индуистов. Голос муэдзина, взывавшего на молитву с этого минарета, практически не был слышен на земле из-за огромной высоты сооружения – почти 75 метров. Однако на психику неверным это строение действовало наверно безотказно.

Экспозиция на этажах Девичьей башни – башенный храм огня во всей красе.

Теперь от критики фантазийных теорий перейдем к конструктиву. Нужно все же выяснить, когда была построена Гыз галасы и почему она имеет такую форму.

Сара Ашурбейли в своем бестселлере “История города Баку” очень уклончиво датирует башню. Вроде бы она была построена ширваншахом Асхитаном I в XII веке, или же он ее восстановил. Непонятно тогда, кто ее изначально строил. Ашурбейли пытается опереться на известную легенду, поясняющую, почему башню называли именно “девичьей”, местные жители рассказывали ее еще в 18 веке. Некий царь влюбился в собственную дочь и хотел на ней жениться, а дочь сопротивлялась подобному разврату тем, что заставила папашу строить большую башню, дабы отсрочить этот брак. В легенде прослеживаются явные сасанидские мотивы, ведь это именно сасанидские шахи женились на своих близких родственницах – сестрах, дочерях и матерях. Подобные предания сохранились в скандинавских сагах, где божественные Ваны женились на своих сестрах. Я писал об этом ранее.

Но датировать Девичью башню с помощью этой легенды сасанидским временем решительно невозможно. Так как главный мотив сказания – это как раз отрицание священного зороастрийского кровосмесительного брака хваэтвадата. Во времена сасанидов дочь не стала бы сопротивляться воле отца, поэтому такой сюжет мог появится только в исламские времена. Возможно в первые века существования Халифата, когда брачные ритуалы сасанидских шахов еще не были забыты.

Мало что дает старое название Девичьей башни – Хунзар/Хонсар. Есть мнение, что даже весь город Баку мог в древности носить название Хунзар. Польский путешественник М.Б. Анжейкович записал в 19 веке еще одну местную легенду, по которой некий Хунзар основал город Баку.

«Город Баку был заложен неким Хунзаром, имеющим жену Зуммуриаду, Хунзар построил себе пышный дворец, в котором они долго жили, пока от него не убежала Зуммуриада и не объявила себя богиней. Не желая иметь никаких отношений со смертными, она построила себе башню, в которой жила всегда одиноко. Эту башню можно увидеть и сегодня над самым морем («Девичья башня») в городе, который назывался Хунзаром».

Что интересно, Девичья башня на карте 1806 года была обозначена как «Калыс Хонзар» Крепость Хонзар. Но толку от этой легенды тоже мало, так как никто не может перевести слово Хунзар. Только делаются попытки подогнать это название под хорошо известный иранский топоним Хорсан (или Хорасан) – Страна солнца. Чтобы выдать Баку за “Город Солнца”, ну а там и до Великого Митры и его “семиалтарного башенного храма” недалеко:)
Хансар часто переводится как “мизинец”. Также, я нашел перевод подобного топонима в “Хронике” Закария Канакареци – “Хунсар, то есть Кровавая голова”. Это название города в Иране. Я даже предложил бы собственный вариант – “хун/хон” очень популярный топоним на Кавказе обозначающий гуннов и “ксар” – крепость, магрибский вариант арабского (каср), исходя из этого – Хунксар, Хунсар – крепость гуннов.

Также мало, что дает единственная надпись присутствующая сейчас на башне. На высоте примерно 15 метров можно увидеть арабскую вязь.

Ее переводят по разному. «(Башня, купол, свод) Масуда ибн-Давуда». Кто это такой неизвестно. Так как точности перевода нет и плита криво встроена в стену, популярен вывод о том, что надпись может не относится именно к башне. Возможно, плиту взяли на чьей-то могиле и закрыли ею брешь в стене. Возраст плиты по куфическому почерку определяется XI-XII веками. В связи с тем, что плита могла не относится к башне, часто утверждается, что значит Гыз галасы старше XI-XII века. Но та же логика может работать и в обратную сторону, старую плиту могли вставить в новую башню, возведенную столетиями позже. Правда, этот вывод мало кого устраивает, все желают видеть башню древней)

Интересно сообщение российского востоковеда И.Н.Березина  (он посещал Баку в 1842 году) о том, что на башне раньше была еще одна надпись, в которой говорилось, что Гыз галасы построили во времена правления монгольского хана Олджейту из улуса Хулагу, т.е. в начале 14 века.

«Путешествие по Дагестану и Закавказью»
«Едва ли не древнее Шахского дворца старинная цилиндрическая башня, возвышающаяся на углу гавани, внутри городской стены: она сложена из твердого ракушного известняка, в диаметре имеет 8 сажен, а в вышину 20; внутри ее находится лестница, а сбоку примыкает выход к стороне моря; на южной стороне находится куфическая надпись, в которой уцелели слова: «во время царствования Джайту Худабэндэ», т. е. гулагидского государя Олджайту, царствовавшего в Персии с 1304 по 1316 год. Это здание приходит в упадок и даже грозит падением, но исправить его нет возможности: скорее можно выстроить новую башню, чем поправить прежнюю».

Березин был специалистом по восточным языкам – арабскому, турецкому персидскому. Сомневаться в его компетентности оснований нет. При этом сообщение Березина абсолютно нигде не упоминается, а сама надпись почему-то исчезла. Видимо, никто не хочет, чтобы “великий храм Митры” стал творением монгольского хана:)

Для датировки башни также очень важно ее типологическое сходство с другими оборонными башнями на Апшеронском полустрове. Раньше их было несколько десятков, сейчас уцелело 4 целых и еще 3 частично. Все башни полуострова датируются XII-XIV веками. В отличии от бакинской, эти строения на Апшероне имеют строительные надписи (хоть и не все), по которым их датировки легко устанавливаются. Они меньше размерами Девичьей башни, но в целом сходны. Особенно имеющие круглую форму (Нардаран, малая башня в Мардакянах). Замкам и башням Апшеронского полуострова я посвящу пару постов, ибо тема это обширная и сложная.

Девичья башня как и все подобные строения на Апшероне имеет каменную винтовую лестницу только со второго этажа, с первого этажа на второй попадали видимо или по деревянной приставной лестнице, или даже по веревочной. Делалось это в оборонительных целях. Возможно, башня имела дополнительный вход примерно на середине своей высоты. Это большое окно сейчас выходит в сторону моря. С правой стороны на выступе, можно заметить гнезда, куда могли вставляться деревянные балки. Для чего они были нужны – неизвестно, это могут быть как строительные леса, так и переход в неизвестном направлении.

Возможный второй вход в Девичью башню.

Мы не знаем какие строения находились раньше рядом с башней, возможно она могла соединяться деревянными (или иными) переходами с соседними ныне не сохранившимися сооружениями.

Один из этажей башни.
IMG_2572.JPG

Колодец для воды глубиной в 20 метров. Его предусмотрительно расположили на втором этаже, куда нужно было попадать по приставной лестнице.
IMG_2552.JPG

В колодце и сейчас есть вода.
IMG_2554.JPG

Кроме колодца в башне существовала продуманная система канализации. Керамическими трубами связывались все этажи сооружения.

Существование большого выступа башни с ее южной стороны, видимо, объясняется совсем просто. Еще в 60-х годах при исследовании Гыз галасы было замечено, что она имеет небольшой крен к югу (к морю). Поэтому, этот выступ всего лишь гигантский контрфорс, позволявший башне простоять тысячу лет. Наверно, строители обнаружили наклон сооружения еще на этапе первичного строительства и пристроили этот огромный выступ. Контрфорс имеет сходную с башней стилистику, он также имеет вверху декоративные полосы из выступающих камней.

Скорее всего, башня начала заваливаться из-за обширных пустот под ней. И сейчас вокруг башни можно видеть множество ходов, колодцев и просто каких-то ям. Тут надо добавить, что создание разных подземных коммуникаций на Апшероне очень распространено, даже у самых маленьких замков на полуострове было по 2-3 подземных хода и еще десятки ям хозяйственного назначения.

Средневековый слив канализации.
IMG_1349.JPG

Еще какая-то яма.
IMG_2661.JPG

Их тут просто невероятное количество.
IMG_2621.JPG

Из-за декоративных полос вверху многие специалисты решили, что башню строили в два этапа. Первый – гладкие стены (когда-то в древности), второй, с декоративными бороздками из камней. Решительно непонятно, почему нельзя допустить строительство башни в один этап. При внимательном рассмотрении стены башни с декоративным оформлением и без него, видно, что и там, и там применялся один и тот же строительный камень. Он ни чем не отличается на двух этих участках, ни формой, ни цветом. Видимо, нарядные полосы выложили только сверху из-за экономии средств, ведь верхушка башни видна издалека, а ее нижняя часть могла быть скрыта строениями Старого Баку.

Сейчас с восточной стороны башни можно увидеть массивную стену, стоящую вплотную с Гыз галасы. Как ни странно, именно этот кусок стены – самая загадочная часть всего нынешнего комплекса Девичьей башни. Скорее всего это кусок оборонительной стены, там даже сохранились два полукруглых башенных выступа. Но проблема в том, что эта стена не входила в хорошо известную линию фортификации города.

На плане крепостных стен Баку от 1723 года хорошо видно, что Девичья башня и небольшой кусок прилегающей к ней стены с тремя выступами живут абсолютно самостоятельной жизнью. Они находятся на небольшой горке и никак не соприкасаются с линией стен возведенных Мустафой-пашой – турецким правителем города в конце XVI века.

Можно предположить, что более ранние стены возведенные ширваншахом Минучихром III (годы правления 1120-1160 гг.) располагались иначе, чем стены XVI века. Хотя считается, что турецкие стены Мустафы-паши в целом повторяют старую линию фортификации. Скорее всего, турки не строили стены, а просто реконструировали укрепления ширваншахов. Из этого вытекает, что отрезок неизвестной стены у Девичьей башни с большой степенью вероятности не состыковывался и с более старыми стенами ширваншахов, а о каких-то укреплениях в Баку еще более раннего периода ничего неизвестно.

В XX веке в Баку были проведены раскопки в районе Гыз галасы, в результате которых был обнаружен некий участок стены, который будто бы продолжал линию загадочного строения у Девичьей башни. Везде пишут, что эта стена уходила в море (в противоположную сторону ничего найдено не было). Возможно, она служила для защиты бакинского порта, но скорее всего, изначально эти стены прикрывали затопленную сейчас часть города. И только потом их стали использовать для портового обустройства. Такие же стены уходящие на сто и более метров вглубь Каспия существовали и у Дербента по свидетельствам разных средневековых очевидцев.

Предполагается, что загадочное строение у башни было частью этой морской фортификационной системы. Но, планы 18 века несколько не увязываются с предположением, что Девичья башня была частью этих стен. На них эти морские стены еще обозначены, нет оснований думать, что могли существовать какие-то другие линии укреплений в море, все же проще предположить, что любые новые стены будут строить по старым, так как возведение чего либо в воде связанно с дополнительными затратами. И как видим, на плане 1738 года строение с тремя выступами у Девичьей башни как-то совсем не согласуется с этими стенами.

Девичья башня с прилегающей к ней загадочным строением с выступами на фрагменте плана 1738 года. В правом углу стена уходящая в море.

Проблема еще в том, что это строение у Девичьей башни имеет очень частые башенные выступы. Между двумя сохранившимися расстояние всего 8 метров. Это очень мало даже для самой архаичной фортификации. Но самое главное, что о существовании подобных выступов в стене найденной в XX веке никакой информации нет. Иными словами, совсем не факт, что остатки стены, уходящей в море, были продолжением строения у Девичьей башни. Хотя везде пишут, что это именно так.

Но самое потрясающее открытие я сделал рассматривая основание этой загадочной стены с восточной стороны. В одном месте она сохранила небольшой участок старой каменной облицовки, которая полностью отличается от кладки всего комплекса Девичьей башни. На фото ниже, мы видим стандартную для сасанидского времени облицовку стены способом “тычком и логом” (длинной стороной и торцевой), такую облицовку можно увидеть и сейчас на стенах Дербента, которые, как известно, были возведены Хосровом Ануширваном в VI веке.

Облицовка стен Дербента для сравнения. Про эти стены я писал раньше.

Если это не сознательная современная фальсификация, ведь эти стены за последние 100 лет реконструировались несколько раз, то можно предположить, что загадочное строение с восточной стороны Девичьей башни несет в себе пусть и небольшую, но вполне осязаемую часть какого-то сооружения (скорее всего, фортификационного характера) сасанидского времени. Иными словами, в районе Газ галасы существовала какая-то крепость VI-VII вв., построенная воинами Сасанидской империи. Естественно, речь не идет о том, что сама башня могла быть возведена при Хосрове Ануширване. Ведь этот участок облицовки принадлежит не башне, а небольшому отрезку неизвестной стены рядом с ней.

Ниже еще фото этого участка. На нем видно, что стену реконструировали подобным же образом и продолжили вправо. Блоки старой стены имеют много отверстий от деревянных балок, это говорит об их долгом использовании. Они потемнели от времени и отличаются от новых, что дает некоторую надежду на то, что они подлинные.

Удивляет то, что никто не упоминал об этой облицовке. В Дагестане участки стен Даг-бары (Горной стены) возведенной сасанидами определяют именно по схожей кладке стен. А тут стена сасанидского периода в самом центре города – и полная тишина. Тот же Ахундов, будучи историком архитектуры, в своих трудах изобразил какие угодно “Великие храмы Митры”, но ни полслова не написал про сасанидскую кладку рядом с башней!

До обнаружения этого участка стены, я так же как и все предполагал, что Баку появился достаточно поздно. Городом он стал только в 10 веке, тогда его первый раз упомянули в источниках. На дворцовом холме в Ичери-Шехер (Внутреннем городе) при раскопках были найдены следы построек VIII века, но ничего значительного так и не нашли. Наличие поселения на холме, естественно, не может свидетельствовать о существовании именно города. Ибо город по одному из принятых определений – это прежде всего укрепленное место. Если же в VI-VII вв. в Бакинской бухте уже существовала какая-то крепость сасанидов, можно и пересмотреть датировки.

IMG_2653.JPG

О возможном фортификационном строительстве сасанидов на Апшероне может косвенно свидетельствовать присутствие здесь вплоть до нынешних времен татов – бывших иранских военных поселенцев. Вплоть до 19 века таты составляли большинство на Апшеронском полуострове. Там где сасаниды селили татов всегда начиналось фортификационное строительство. Лучший пример тут, как известно, Дербент и его Горная стена (Даг-бары), где поселки вдоль этой стены были заселены только одними татами. Я писал о них ранее. Вполне возможно, что сасанидские крепости существовали и на Апшероне, но к сожалению, сейчас из-за разрушительной хозяйственной деятельности почти все древние постройки на полуострове были уничтожены.

Раскопки у подножия Девичьей башни.
IMG_1336.JPG

Подведем итог. Девичья башня в Баку несомненно несла оборонительную функцию, а также видимо была маяком. Об этом говорят ее толстые стены и расположение на высоком месте береговой линии. Возведена она была в интервале XII-XIV веков. Если взять прямое указание Березина на начало XIV века, вполне можно признать, что ее построили при монгольском владычестве. Хулагуиды были заинтересованны в расширении торговых связей, в том числе и морских. Поэтому возведение маяка в Баку, а это главный порт на Каспии, для них было обоснованным делом. Тем более монгольские ханы были известны своей бурной строительной деятельностью.

Если нет, то вероятнее всего ее строительство можно отнести в правление ширваншаха Асхитана I, когда в 1192 году он перенес столицу из Шемахи в Баку. Тогда ширваншахам было явно необходимо как-то заявить о себе, возведение мощной башни в прибрежной зоне как нельзя лучше себя оправдывало. О том, что именно Девичья башня была возведена одной из первых на Апшероне, может свидетельствовать ее контрфорс, ведь первый блин часто бывает комом – строители не рассчитали нагрузку на скалу и им пришлось исправлять эту проблему. Впоследствии, у других башен на Апшеронском полуострове контрфорсов уже не наблюдалось.

Вид на Баку с верхней площадки башни.
IMG_2601.JPG

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>