«Так просто я, конечно, не умру». О красногорском Музее немецких антифашистов

На фотографии: военнопленные красногорского лагеря на проверке.
Изображение: Мемориальный музей немецких антифашистов, 2013.

В Красногорске с 1943-го по 1950-й гг. располагался один из центральных лагерей для военнопленных. На базе лагеря действовала школа немецких антифашистов, многие выходцы из которой вошли впоследствии в Национальный комитет «Свободная Германия». Сегодня в здании бывшей школы антифашистов находится музей.

«Все-таки это безобразие — жить рядом с музеем и ни разу в нем не побывать», — подумала я в очередной раз, и отправилась выяснять, откуда в Красногорске немецкие антифашисты и чем они заслужили музей.

Обманутая невзрачной наружностью музея, я ожидала увидеть полтора одинаковых стенда и советскую тетушку-смотрительницу с пучком на голове, эдакую «мадам Нетрогать».

Но вместо нее нас встретил сухощавый и энергичный заведующий музеем Сергей Иванович Побежимов. Уже через пятнадцать минут разговора с ним мне стало стыдно, что я так долго игнорировала музей. Через полчаса я поняла, что информации здесь хватило бы на десять экскурсий. А через час мне уже казалось, что на дворе 1941 год и надо срочно записаться на курсы медсестер.

Экспозиция музея гораздо шире, чем заявлено в названии. Скорее это музей, посвященный человеку в условиях войны и плена. Начинается повествование с Первой мировой войны, Версальского мира, сближения России и Германии, прихода нацистов к власти.

Здесь воссоздана атмосфера комнаты 30-х гг.: (фото)

«Майн кампф», газеты, форма, приемник, знамя — все подлинное. «Мы хотели показать этот путь: как триумфально фашизм начинал, с „Майн кампф“ и пропаганды, а закончил ватниками и лопатами в русском плену», — рассказывает Ираида Михайловна Ружина, заведующая экспозиционно-выставочным отделом.

Следующий стенд посвящен антифашистскому движению в Германии. Вот, например, немецкая книжечка антифашистской пропаганды, замаскированная под пособие «Как выращивать кактусы»:

Затем композиция продолжается началом ВОВ и созданием на территории Красногорска оперативно-пересыльного лагеря для военнопленных № 27. Единственный из нескольких сот имевшихся тогда лагерей, он подчинялся непосредственно центральному ведомству — НКВД СССР. Почти за 9 лет его существования через него прошла практически вся так называемая «элита плена», в общей совокупности около 50 тыс. человек, представители более 20 наций Европы, а также Японии.

Композиция «лазарет»:

Ухаживали за пленными добросовестно. Одного из врачей, Н. М. Радуцкую, пленные называли «ангелом из Красногорска». Судьба у этой женщины, к сожалению, была совсем не ангельская: еврейка по национальности, она потеряла всех своих родных.

На территории лагеря действовала школа антифашистов. В здании школы и располагается сейчас музей. В школе готовили сотрудников политотделов, которые потом отправлялись на фронт: «их оружием было слово. И отправляли их исключительно в политуправление, в седьмые отделы, где они работали с военнопленными, печатали листовки и так далее», — рассказывает Ираида Михайловна.

Обучение в школе было добровольным. Находились и охотники поучиться из-за лучших условий существования — таких пренебрежительно называли «кашистами» (от слова «каша»).

Композиция «землянка антифашиста»:

Обратите внимание, со свойственным немцам стремлением к рационализации этот военнопленный приладил к печатному станку педаль от швейной машинки — это сильно облегчало работу.

Многие пленные занимались самообразованием. Так, один из заключенных, Ф. Штуде, решил выучить русский язык и в качестве учебника использовал… «Евгения Онегина». Язык Штуде выучил в совершенстве и впоследствии работал консулом ГДР в Ленинграде.

Учили язык и другие заключенные. До нас дошла, например, русскоязычная стилизация под журнал «Крокодил», нарисованная немецким военнопленным Г. Германном в 1947 г.:

Зоолог и врач Конрад Лоренц не только продолжал научную работу в лагере, но и переписывался с советскими учеными, а по окончании войны смог вывести свои материалы на родину. В 1973 году он стал лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине.

Сотрудники музея всячески подчеркивают, что к военнопленным в лагере относились по-человечески. «В советские времена посещение нашего музея было обязательным для всех официально прибывающих туристов из ГДР, — рассказывает Ираида Михайловна. — У нас было по три-четыре автобуса в день. И многие люди, которые прошли наш плен, еще были живы. Надо было слышать, с какой благодарностью и любовью они вспоминали о наших людях. Это было, я свидетель. Потом, в 90-е, когда жить было трудно, нам приходили посылки с кофе, печеньем и так далее».

Именно в Красногорске 12-13 июля 1943 года был создан Национальный комитет «Свободная Германия». Как нетрудно догадаться, НКСГ занимался пропагандистской деятельностью против диктатуры Гитлера и руководства вермахта. «Гитлер должен пасть, чтобы Германия жила» — гласил их лозунг

Манифест НКСГ:

«Они очень многим рисковали, — рассказывает Ираида Михайловна. — И действовали по убеждению. Не потому что любили Советский Союз и хотели победы Красной Армии. Они хотели спасти свою родину, свою Vaterland. Они понимали, что Германия перестанет существовать, что она будет разделена, как впоследствии и случилось».

Одна из основных точек напряжения, на которой держится музей, — это разница условий плена в СССР и плена в Германии.

Советский военнопленный в одном из пересыльных лагерей вермахта меняют свое белье на хлеб: 1941 г.

Статистика говорит сама за себя: в советском плену выжило 70 процентов, в немецком — всего 30.

Одежда узников немецкого концлагеря:

Цвет нашивок указывает причину заключения (красным цветом обозначались коммунисты, зеленым — уголовники и так далее). Место расположения нашивки тоже имеет значение. Если попытку к бегству предпринимал заключенный с нашивкой на груди, его можно было убить, если же нашивка была на ноге — только ранить.

Несмотря на все ужасы немецкого плена, у людей находились силы не просто выживать, но и оказывать сопротивление. Откуда-то, например, нашлись силы у пленного Михаила Девятаева, который не просто сбежал из плена, а угнал немецкий самолет с радиоаппаратурой ракет «Фау-1» и «Фау-2» на борту. После этого Гитлер объявил Девятаева своим личным врагом.

А вот, наверное, самое сильное впечатление — последняя записка из солдатского медальона А. З. Огородницкой: «Сегодня я, может быть, живу последний день. Странное чувство — но нисколько не страшно. Прощай, Москва, родина, прощай, мой прекрасный муж, сестра, друзья… Так просто я, конечно, не умру… Прежде умрут несколько фашистов…».

Сайт музея: http://www.mmna.ru/
Адрес: Московская область, г. Красногорск, ул. Народного Ополчения, 15.
Как добраться.
От м. Тушинская: автобус 542, 542п, маршрутка 120 до остановки «Улица Народного ополчения».
От станции Павшино: автобусы 833, 806 до остановки «Почта», 827 до остановки «Улица Народного ополчения».

Часы работы:
пн — выходной
вт-вс 10:00-18:00,
последняя пятница месяца — санитарный день.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>