Телеуправляемые красноармейцы: электротанкетка фантаста Казанцева

После циклов об американскомитальянскомфранцузскомбританском управляемом оружии времен Второй мировой юзер fonzeppelin рассказывает о советском:

В августе 1941 года, военный инженер РККА (а также известный советский фантаст) Александр Петрович Казанцев предложил идею очень простой самоходной машины с электродвигателем, дистанционно управляемой по проводам. Такая “электрическая танкетка-торпеда” могла бы применяться в городских боях, неожиданно выскакивая из дворов и подвалов, подрывая или поражая огнеметами технику и живую силу противника.

По словам самого автора, идея пришла к нему, когда на мобилизационно-ремонтный пункт, которым заведовал Казанцев, доставили сильно разбитый полугусеничный грузовик-вездеход ГАЗ-60. Эта машина представляла собой версию обычной “полуторки” ГАЗ-АА, на которой задние колеса заменили гусеничной тележкой с резинометаллической гусеничной лентой. Оценив простоту движителя, Казанцев решил, что он может быть адаптирован для одноразовых подрывных машин – дешевых и простых – и сумел увлечь своей идеей остальной персонал.

Прототип танкетки был собран в буквальном смысле из подручных материалов – так, моторы были заимствованы от электродрелей, ходовая часть собрана из запчастей от трактора. Большую помощь в работе оказал знаменитый советский электротехник Андроник Гевондович Иосифьян. После успешных ходовых испытаний, прототип – оснащенный огнеметом – представили на государственные.

На испытаниях, танкетка бодро бегала по полигону, преодолевала препятствия и успешно выполняла огнеметание по учебным целям. Правда при этом (по свидетельству самого автора) из-за случайного разворота при огнеметании на ходу, танкетка едва не угробила наблюдавшую за испытанием комиссию, но офицеров такой инцидент, скорее даже, воодушевил. Ситуация на фронтах складывалась тяжелая, немцы приближались к Москве. Простое и дешевое оружие, которое можно будет производить массово на многочисленных московских фабриках и ремонтных мастерских, и применять в городских боях, выглядело чрезвычайно перспективным решением. Проекту “электрической танкетки-торпеды” дали ход.

Основной задачей танкетки виделся подрыв укреплений и боевой техники противника с помощью мощных взрывчатых зарядов. Танкетка могла транспортировать подрывные заряды весом от 100 и до 500 кг, обеспечивая тем самым эффективное уничтожение фортификационных сооружений, расчистку инженерных препятствий или проделывание проходов в минных полях. Теоретически, электротанкетка могла использоваться и для поражения движущихся танков противника – как этакая гусеничная противотанковая мина.

Другим применением танкетки представлялось огнеметание. С установленным вместо взрывчатого заряда пехотным огнеметом, танкетка могла подойти к позициям противника и щедро “оросить” их полыхающей смесью. Работа огнеметчиков была чрезвычайно опасна – им приходилось подбираться к врагу почти вплотную, таская на себе бак с горючей жидкостью, способной вспыхнуть от любого случайного попадания! – и идею “механизировать” ее, советская пехота всецело одобряла.

За реализацию проекта взялся московский электромеханический завод номер 627, специализировавшийся на выпуске прототипов и мелкосерийного электрического оборудования. В производстве, электротанкетка получила название ЭТ-1-627 (ЭлектроТанкетка/Торпеда, модель 1, завода 627). Также она была известна как “сухопутная торпеда Казанцева”.

КОНСТРУКЦИЯ:

Конструкция электротанкетки ЭТ-1-627 отличалась простотой в исполнении и максимальной утилитарностью. В основе корпуса была простая деревянная рама прямоугольной формы, к которой крепились гусеницы, двигатели и боевое оснащение машины. Какой-либо броневой защиты электротанкетка не имела, только двигатели были прикрыты от попаданий пуль и осколков кожухом и установленными под углом металлическими щитками.

Эскиз электротанкетки Казанцева. Следует отметить, что он выглядит иначе - и более рационально - чем макет-реконструкция.

Эскиз электротанкетки Казанцева. Следует отметить, что он выглядит иначе – и более рационально – чем макет-реконструкция.

Ходовая часть была изготовлена из серийных деталей от серийного гусеничного трактора (вероятно, СХТЗ). На каждом боку имелось по четыре опорных катка, размещенных попарно на примитивных подпружиненных балансирах, над ними размещались два поддерживающих ролика. Мелкозвенная гусеничная лента изготавливалась из ткани и резины, и оснащалась деревянными траками.

Внутренняя компоновка электротанкетки была предельно проста. В передней части несущей рамы устанавливалась боевая нагрузка – 50-кг взрывчатый заряд в прямоугольном ящике. Еще один 50-кг заряд размещался в центральном отделении. На некоторых реконструкциях, центральный зарядный ящик размещается под наклоном: возможно, таким путем хотели повысить его пулестойкость или оптимизировать зону поражения ударной волной.

Общая боевая нагрузка танкетки составляла, таким образом, 100 кг. Прорабатывался увеличенный в размерах вариант с нагрузкой до 500 кг взрывчатки, но, по всей видимости, реализован не был. В огнеметной версии, танкетка, по всей видимости, должна была оснащаться тремя-четырьмя фугасными огнеметами типа ФОГ-1, устанавливаемыми вместо взрывчатых зарядов и активируемыми последовательно.

В корме танкетки, под цилиндрическим кожухом, помещались два асинхронных электродвигателя. Каждый работал на свое ведущее колесо.  Энергию танкетка получала от генератора переменного тока, смонтированного на машине управления (в качестве таковой обычно выступал модернизированный легкий танк Т-60). Для передачи энергии, на корме танкетки были смонтированы три кабельных гнезда – от них шли кабели питания правого и левого двигателя, а также подрыва боевой части.

Неизвестно точно, где именно размещалась катушка кабеля – на самой танкетке, или на станции управления. Существующие реконструкции и немногочисленные фотографические свидетельства расходятся в этом. Размещение катушки на самой электротанкетке упрощало прокладку кабеля, но увеличивало вес машины. Размещение катушки на станции управления облегчало машину, но заставляло танкетку волочить за собой всю длину кабеля (и существенно повышало риск, что он за что-нибудь зацепится). Чтобы избежать случайного наматывания кабелей на гусеницы при развороте, на корме танкетки устанавливался “хвост” в виде приподнятой полой трубки, которая выводила кабели на безопасное удаление.

ВОЗМОЖНО танкетка ЭТ-1-627 с катушкой кабеля на корме. За фотографию хочу отдельно поблагодарить Юрия Пашолока.

ВОЗМОЖНО танкетка ЭТ-1-627 с катушкой кабеля на корме. За фотографию хочу отдельно поблагодарить Юрия Пашолока.

Управление электротанкеткой осуществлялось простой регулировкой подачи питания на правый и левый электродвигатели. Отдельной командой по отдельному кабелю выполнялся подрыв боевой части с помощью пары электрических взрывателей. Для контроля танкетки, оператор использовал простой трехкнопочный пульт. Дальность хода танкетки ограничивалась длиной кабеля в 400-500 метров (длина кабеля составляла около 2000 метров, с учетом неровности рельефа), поскольку считалось, что на большей дистанции оператор не сможет надежно отслеживать небольшую закамуфлированную машину.

Всего на заводе 627 двумя сериями было выпущено порядка 100 (иногда упоминается 50) электротанкеток ЭТ-1-627. Неизвестно, существовали ли какие-то различия между сериями или официальные модернизации.

ПРИМЕНЕНИЕ:

Первоначально, электротанкетки собирались применить в городских боях, в случае, если немцам удалось бы прорваться к Москве. После того, как зимой 1941-1942 года немцев успешно отбросили от города, было решено направить их в Крым, где велись тяжелые позиционные бои в Керчи и под Севастополем. Предполагалось, что на относительно стабильном позиционном фронте, с небольшим расстоянием между окопами, такого рода оружие будет особенно эффективно.

Специально для крымского развертывания, была сформирована отдельная боевая группа “Подрывник”, на основе электромеханического батальона инженерной бригады. В ее состав включили и самого Казанцева.

Создатель телетанкетки.

Создатель телетанкетки.

27 февраля 1942 года, шесть электротанкеток были впервые применены в районе Любимовки, под Севастополем. Местность между линиями окопов была ровной и хорошо просматриваемой, что благоприятствовало применению беспилотных маши. Распределенные тремя парами на линии фронта, они были нацелены на заранее выбранные цели: немецкие укрепленные огневые точки. Подача энергии и управление осуществлялись с укрытых в окопах легких танков Т-60. Операторы расположились в траншеях, отслеживая положение танкеток через стереотрубы.

Атака началась в 6:30. Пара электротанкеток, шедшая на основную цель – крупный неприятельский ДЗОТ – вырвалась вперед (вероятно, за счет более ровной местности) и первыми достигли цели. Одну из них немедленно окружили немецкие солдаты, бежавшие рядом с танкеткой, и, видимо, пытавшиеся сообразить, что это такое. Момент был слишком удачен, и оператор немедленно послал команду на подрыв. Мощный взрыв уложил на месте больше десятка немцев. Пользуясь суматохой, вторая танкетка благополучно добралась до основной цели (несмотря на открытый по ней огонь) и успешно взорвала укрепление.

Второй паре танкеток повезло меньше. Одна из них заехала в глубокую траншею, не сумела выбраться, и была в итоге подорвана на месте. Другая электротанкетка траншею преодолела, но вскоре запуталась в колючей проволоке. Относительно слабые электродвигатели и резиновая гусеница не могли справиться с препятствиями, машина застряла, и оператор подал команду на подрыв.

Пятая и шестая танкетки, вынужденные преодолевать по пути небольшой овражек, запоздали, и были встречены немецким огнем. Одна была уничтожена прямым попаданием. Другая, ввиду невозможности дойти до цели, была подорвана на подходе: тем не менее, мощный взрыв обрушил ДЗОТ.

Позднее, весной 1942 года, электротанкетки применялись в боях за Керчь. В мае, две танкетки были успешно применены против наступающей немецкой танковой колонны. Первая танкетка, выпущенная из укрытия по головному танку, была подбита пулеметным огнем, но вторая успешно достигла цели, близким подрывом полностью уничтожив машину.

«Сухопутная торпеда, похожая на крохотную танкетку, выпрыгнула из капонира и устремилась к первому танку, круто взбираясь на холм. Из танка заметили её, но, вероятно, не поняли, что это такое. На всякий случай дали по ней очередь из пулемёта. Должно быть, пули накоротко замкнули проводку одного из электромоторов. Другой продолжал работать, и танкетка побежала по дуге, обходя танк. Тогда вылезла вторая торпеда, управляемая Печниковым. Танк был слишком близко от неё, чтобы увернуться. Фонтан огня и дыма с грохотом метнулся как-то вбок. Когда дым рассеялся, мы увидели, что у танка разворочена броня».

Оставшиеся неиспользованными танкетки, по воспоминаниям Казанцева, были уничтожены во избежание захвата при эвакуации Крымского Фронта в середине мая 1942 года.

Помимо Крыма, электротанкетки применялись также в боях под Ленинградом. В ходе Синявинской операции на Волоховском фронте в августе 1942 года, инженерная бригада специального назначения (вероятно 2-я, хотя упоминается 39-я) задействовала пять танкеток для подрыва обороны противника. Согласно имеющимся данным, две танкетки подорвались на минах, но остальные три достигли целей и взрывами уничтожили немецкие пулеметные точки, тем самым обеспечив прорыв обороны. Существуют упоминания и о других случаях применения – в основном при подрыве инженерных сооружений или в целях отражения танковых атак (в последнем случае, танкетка рассматривалась скорее как “самовыставляемая мина”).

Несмотря на сравнительно успешный дебют, дальнейших заказов на производство ЭТ-1-627 не последовало. По-видимому, военные просто не сочли танкетку достаточно эффективной. Признавая ее успехи, они, тем не менее, отмечали, что обязаны они, главным образом, неожиданности такого оружия для немцев. Как только началось бы массовое производство и применение электротанкеток, немцы немедленно разработали бы инструкции по борьбе с ними. Следует признать, что советские генералы оказались прозорливы: именно так и произошло с уже немецкими самоходными минами “Голиаф”, которые, после начальных успехов, удалось быстро нейтрализовать.

Принципиальным недостатком была практически нулевая живучесть электротанкетки. Она могла быть без труда подбита очередью из автомата. Установка же бронирования (в пользу которой, кстати, высказывались наблюдавшие за применением танкеток офицеры) повлекла бы за собой значительное снижение ходовых качеств маленькой и легкой машины, в нее стало бы легче попасть. Получался замкнутый круг: в небронированную танкетку было трудно попасть, но легко вывести из строя, в то время как в бронированную было легче попасть из оружия, способного преодолеть ее броню (например, крупнокалиберного пулемета).

Другим недостатком была сложность отслеживания танкетки на пересеченной местности. Маленькая, тщательно закамуфлированная машина могла отслеживаться оператором лишь с относительно небольшой дистанции. Установка флажков, маркеров, световых сигналов для лучшей наблюдаемости повысила бы и заметность танкеток для противника. Интересным решением могло бы быть применение инфракрасных ламп и инфракрасных биноклей (подобных флотскому “Гамма-ВЭИ”), но их разработка в 1942 только началась.

Относительно дальнейшего применения электротанкеток ясности нет. Предположительно, имевшийся запас ЭТ-1-627 был в основном израсходован к середине 1942 года, после чего оставшиеся машины сняли с вооружения. Однако, порой встречаются утверждения о применении электротанкеток в 1943 и даже 1944 году.

Существуют также утверждения о том, что на части танкеток вместо боевой нагрузки монтировались фанерные макеты танков (почему-то называется танк-мостоукладчик МТ-34). Применялись такие машины, по разным версиям, либо для обучения артиллеристов стрельбе по движущейся мишени, либо для имитации танковых атак с целью “провоцирования” огневых точек неприятеля. Подтверждений им мне найти не удалось.

Задним числом, представляется крайне печальным, что электротанкетки Казанцева не “дослужили” до Сталинграда. В городских боях, при небольших дистанциях и ограниченном обзоре, они могли быть чрезвычайно полезны. Запускаясь из зданий и переулков, электротанкетки могли бы эффективно подрывать немецкую технику и укрепления, огнеметами “выкуривать” немцев из захваченных зданий. То есть выполнять как раз ту работу, для которой их и задумывал изобретатель.

ДРУГИЕ САМОХОДНЫЕ ПОДРЫВНЫЕ МАШИНЫ

Электротанкетки ЭТ-1-627 являются единственными дистанционно управляемыми советскими машинами, о производстве и применении которых в Великой Отечественной Войне имеются более-менее точные данные. В некоторых источниках, однако, упоминаются и другие беспилотные боевые машины, якобы (я подчеркну это) применявшиеся в боевых действиях.

Довольно много источников упоминают, что помимо ЭТ Казанцева в Крыму применялись также телеуправляемые телетанкетки ТТ-27. Это представляется крайне маловероятным: ТТ-27 в серию не пошла, выпуск ограничился 5 единицами в 1932 году, и крайне маловероятно, что эти устаревшие телеуправляемые машины вообще дожили до 1942 года. Кроме того, при описании применения телеуправляемых машин в Крыму всегда упоминаются “провода”: реальная ТТ-27 была радиоуправляемой.

В некоторых источниках (опять-таки в связи с боями в Крыму) упоминается также “сухопутная торпеда” СТ-40. Описание ее применения почти идентично описанию применения ЭТ Казанцева, но индекс “40” сбивает с толку – танкетка Казанцева была спроектирована только в 1941 году.

Скорее всего, в обеих этих случаях речь идет все о той же ЭТ. Термин “танкетка”, широко применяемый для описания этих машин, сбивал очевидцев с толку – тем более что ЭТ-1-627, с ее низким корпусом и узкими гусеницами, действительно напоминала танкетку Т-27 со снятым корпусом. Что же касается СТ-40, то, по-видимому, речь идет о банальной опечатке.

Есть, однако, еще один случай, разобраться с которым мне так и не удалось. В воспоминаниях маршала инженерных войск В.К. Харченко упоминается о попытке (безуспешной) применить некие “телеуправляемые танкетки” в боях за Прагу в 1945 году. По описанию, это были небольшие машины, управляемые по проводам, достаточно подвижные, но имевшие недостаточную проходимость и легко застревавшие на пересеченной местности. Не исключено, что это были оставшиеся в запасе машины Казанцева – однако, полной уверенности в этом нет, и вполне возможно, что речь шла о трофейных немецких “Голиафах”, которые действительно порой применялись РККА.

ИСТОЧНИКИ:

* Мосты к победе — А.Ф. Хренов (1982)

* Огненный шторм над Севастополем. Военная техника и вооружения в битве за Крым. 1941–1942 — А. Неменко (2019)

* Пунктир воспоминаний — А. П. Казанцев (1981)

*  …Специального назначения — В.К. Харченко (1973)

* Специальное оружие второй мировой войны — М. Козырев, В. Козырев (2019)

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>