Укрепления Балтийска (Пиллау) и немного флота

Вместе с [ljuser]varandej[/ljuser] пройдемся по Балтийску (Пиллау), в котором есть что посмотреть с военной точки зрения.

Как уже говорилось, Самбийский полуостров с его Янтарным побережьем продолжают две тонких “косички” – Куршская и Балтийская (при немцах Фришская). Вторая поменьше (длина 65 километров), но точно также принадлежит России лишь наполовину, уходя в Польшу к устью Вислы. И вот в этой косе, аккурат напротив Кёнигсберга, в 1510 году шторм пробил проход у рыбацкой деревушки Пиллау… по другим данным, проход выкопали в 1497 году, но как бы то ни было, около пятисот лет назад на косе возник стратегический порт Восточной Пруссии. В 1626-35 годах Пиллау оккупировали шведы, построившие здесь крепость, которой пользовались после и немцы, и мы, а в 1807 году так и не смогли взять французы.  О важность Пиллау говорит хотя бы, что здесь трижды бывал Пётр I – в 1697, 1711 и 1716 годах. Статус города Пиллау получил лишь в 1725 году, в отдельные периоды развивался и как торговый порт, однако весь ХХ век прошёл для него под флагом военно-морского флота: Кайзерлихмарине, Рейхсмарине, Кригсмарине, и наконец с 1952 года – Балтийский флот. Пиллау был взят Красной Армией 25 апреля 1945 года – менее чем за неделю до падения Берлина, и после войны переименованный Балтийск стал самым западным городом России и Советского Союза.

В Балтийске я провёл день и две ночи, и Балтийск существенно превзошёл мои ожидания. Да, немецкой архитектуры тут сохранилось относительно немного… и всё же о Западных воротах России я расскажу в 4 частях: город, гавань и поход на Балтийскую косу и обратно. Первая часть – самая сухопутная.

Балтийск отличается чрезвычайно интересным устройством – он стоит на полуострове, продолжением которого до известного шторма и была Балтийская коса. Последняя, как видите, уходит на юго-запад, и её “внешний” берег, достигая польской границы, и образует самую западную точку России. Цифрами я обозначали только те объекты, которые посещал, и потому не снабжена цифрой вторая гавань – в ней стоят крупные корабли Балтийского флота. В первой части совершим как бы две прогулки по городу – начнём от цифры “1”, а у цифры “2” их развилка – сначала пройдём к “4” через “3”, потом – туда же через “5” и “7”. Некоторые фотографии не мои, а Соловья – почему, объясню позже.

…От Калининграда до Балтийска полтора часа пути, но автобусы ходят едва ли не каждые полчаса и допоздна, а больше половины времени продираются через улицы Калининграда. Раньше Балтийск был закрытым городом, потом стали пускать по предъявлении паспорта, а теперь уже и вовсе свободно.

Город остаётся крупной военной базой, военные объекты тут на каждом шагу, а людей в форме видишь на улицах постоянно:

От вокзала до крепости тянутся владения военных, бывшие и настоящие. Один из корпусов пехотных казарм, которые отличает вот такое вот оформление “под фахверк”:

Главный корпус ныне занят штабом Балтийского флота, вернее конкретно базы в Балтийске – основной штаб я уже показывал в Калининграде.

Немецкая военная база тут тоже была огромной – даже со своей водонапорной башней:

Через скверик – ещё один штаб, теперь Бригады охраны водного района, чьи небольшие корабли и занимают гавань.

Вплотную к штабу подходит затон (бывший Крепостной канал), хорошо заметный на схеме. В принципе в Балтийске есть и эсминцы, и сторожевики, и большие десантные корабли, но мне довелось увидеть только боевые катера:

Тут улица Красной Армии, ведущая на пристань, проходит между затоном и крепость Пиллау, чей ров в виде звезды хорошо виден на схеме. На перешейке – мемориал погибшим при штурме Пиллау, основанный в 1949 году, а в нынешнем виде построенный в 1995.

Поперечник крепости – примерно 560 метров, и как уже говорилось, её основали шведы: в Тридцатилетнюю войну “снежный король” Густав Адольф 9 лет, до 1535 года, удерживал побережье от Эльблонга до Мемеля (Клайпеды), и крепость в Пиллау была нужна шведам, чтобы “запереть” Пруссию. Впрочем, прусакам она досталась ещё не достроенной после заключения мира, а в нынешнем виде её укрепления относятся к 1870-м годам… но звёздчатый план 17 века не спутать ни с чем.

Крепость всё ещё занимают военные, поэтому снаружи можно полюбоваться лишь её воротами и рвами. И сейчас мы к ней подходим не в последний раз:

Ещё пара зданий, доминирующих над центром Балтийска – музей Балтфлота (1903, бывший суд) и Матросский клуб (1906, бывшая гимназия):

В сам музей мы не пошли, но запомнился один только дворик:

Особенно вот эта посудина… это ни что иное, как лодка сомалийский пиратов! Как она сюда попала? Не секрет, что наши военные корабли вернулись в Мировой океан не так давно, и африканские пираты дали им прекрасную возможность быть использованными по назначению после долгого простоя. Побед над пиратами (кстати, куда они делись после “арабской весны” и распада Судана?) было много, о самых ярких мы знаем из новостей. Ну а эта лодка – трофей сторожевика “Неустрешимый”, держурившего у Африканского Рога с 24 сентября по 8 февраля 2008 года.

Поэтому вернёмся к точке “2”.

По карте хорошо видно, что западню половину города занимает обширный парк имени Адмирала Головко. История у него довольно интересная – в сущности, это Куршская коса в миниатюре: в 1657 году комендант Пиллау велел свести лес на полуострове, чтобы к крепости не подкрался кто вражеский. Ну а так как это всё же часть песчаной косы, вскоре рядом с крепостью образовалась пустыня, и песок начал заносить рвы и забивать амбразуры. В 1793-1813 годах пустыню таки засадили лесом, который позже и превратился в городской парк. Но смею заверить, чудес на единицу площади он скрывает не меньше, чем Куршская коса! Только чудеса эти сплошь с местной спецификой…

Снала мы с Соловьём набрели на бетонные ДОТы – скорее всего, фашистские:

Затем – на местную Поляну Сказок… очень страшных сказок:

Почти в центре города – свалка оружия! Причём судя по всему давно уже не охраняемая (хотя дураков влезть не находится):

34.

Созданная вместе с парком авандюна усилена артбатареей, возраст которой определить затрудняюсь:

35.

Ещё в парке спрятался Восточный форт Пилаусской крепости – это уже 1870-е годы, и форты тут поменьше кёнигсбергских, но в целом узнаются. Логичнее этот форт было бы назвать Северным – ведь Западный находится на той стороне пролива, от этого почти строго на юг… но как я понял, у Балткосы как у Транссиба есть только запад и восток. Ныне форт в частном владении:

А завершает парк Немецкое мемориальное кладбище, открытое в 2000 году. Тут покоятся как солдаты, так и мирные жители, и гражданские моряки, погибшие при штурме Пиллау.

Триптих крестов впечатляет:

Само кладбище, не считая гнутых балтийским ветрами сосен, очень напоминает аналогичные на Печенге (Мурманская область) и в Спасске (Казахстан). Видимо, это почти типовая форма для заграничных немецких захоронений.

На этих плитах – имена погибших, кресты над могилами же символические:

Дальше снова крепость. Её форму я бы описал как “звезда, отбрасывающая тень на рассвете” (т.е. на северо-запад). На самом деле всё чуть сложнее: между пятью бастионами находятся ещё и шесть равелинов, но лишь три из них, обращённых к морю, имеют собственный ров, который и выглядить “тенью звезды”. Вот к “тени”-то мы и вышли:

Укрепления избиты пулями и осколками – неужели ещё времён войны?

Запертые ворота с обезглавленными прусскими орлами:

Со стороны берега при фашистах крепость ощетинилась ДОТами:

Над которыми вроде как уже после войны построили башню командно-дальномерного пункта:

Старый равелин увенчан скульптурой, провожающей моряков в дальние плавания. Прямо под ней – опять ДОТы:

Немецкие дома и башня управления движения судов на Балтийской косе:

Стоит снова выложить схему Балтийска из прошлой части (где были осмотрены точки 1, 2, 3, 4, 5, 7). Оба маршрута прошлой части закончились тем, что мы вышли к городской пристани – точка 9, ну а собственно гавань отмечена точкой 10, и Русская набережная – по её южной стороне. Ещё южнее расположен судоремонтный завод, по другую сторону которого находится военная гавань, в которой и стоит основная часть Балтийского флота России… из 4 наших военно-морских флотов самого маленького, но с героическим прошлым. В той гавани стоит и его флагман – эсминец “Настойчивый” проекта 956 “Сарыч”. Но само собой, туда мы с не ходили.

Сначала осмотрим точку “9” – набережную Балтийского канала, с которой в следующей части ещё отправимся на Балтийскую косу. Собственно, лучший вид на неё – как раз с парома: сталинские здания, Балтийский маяк (33 метра), а вдалеке, где бело-красная посудина – собственно, вход в гавань.

Памятник Петру I (1998) стоит на месте немецкого памятника (1913) курфюрсту Фридриху Вильгельму I, при котором Пруссия объединилась с Бранденбургом. Памятник ещё в 1943 году хотели пустить на переплавку для нужд вермахта, но в итоге он уже после войны “всплыл” в Гамбурге и ныне стоит в городке Эккенфёрд. Балтийский маяк же не только самый западный в России, но и один из самых старых: построен в 1813-16 годах, и уже сто лет работает на электрическом освещении.

На углу, у входа в гавань – гостиница “Золотой Якорь”, построенная в 1909 году как “Остзейский отель”, под нынешнем названием – с 1941 года. Бродский был не единственным её именитым постояльцем – цитируя официальный сайт: народные артисты Николай Крючков, Михаил Жаров, Людмила Чурсина, Владимир Меньшов, певец и композитор Андрей Макаревич, Юрий Шевчук и группа ДДТ; космонавты: Алексей Леонов, Павел Беляев, композитор Оскар Фельцман, герой социалистического труда главный строитель «Северной верфи» – Цветков Герман Иванович, сдавший более 15 военных заказов. Валун перед фасадом – памятный знак героям штурма Пиллау (1971):

А за гостиницей – вот такая перспектива. Русская набережная – на той стороне. Но тут одним из главных впечатлений Балтийска для меня стали лебеди. В принципе, про них знает вся Калининградская область, и живут они в этой гавани круглый год, но почему-то никогда раньше о них не слышал, и встреча с ними для оказалась полной неожиданностью.

Надо заметить, вид у них совсем не романтический – я их про себя называл не иначе как “гополебеди”: наглые, здоровые и ходят флотилией… на фоне военных кораблей.

8.

На той стороне – судозавод, чуть-чуть видна его водонапорная башня. У набережной – малый ракетный корабль, по-буржуйски корвет:

К набережной тут выходит мемориал “Балтийская слава” (1973), представляющий собой парадную площадь размером примерно 200х70 метров:

На фоне бывший кирхи – торпедный катер проекта “Комсомолец” 1940-х годов. Прежде, чем попасть на мемориал, он успел послужить ещё и кораблём-мишенью для всяких учений и испытаний.

Русская набережная на самом деле практически в центре – только перебраться через гавань. В советское время, говорят, ходил паромчик, да и сейчас летом курсирует моторная лодка по заполнению. Но нам, чтобы из центра попасть на Русскую набережную, надо было вернуться к точке “1”. К гавани ведёт улица Серебровской, памятник которой установлен у её начала. Шура Серебровская, дочь известного учёного (одного из основателей советской генетики) и выпускница биофака МГУ, на войну она пошла добровольно – в медсанчасть, и погибла при штурме Пиллау, за две недели до Победы.

Собственно, набережная, вид в сторону центра. Флотилия лебедей передислоцировалась вглубь гавани. На той стороне, если я не ошибаюсь, малые противолодочные корабли:

В дальней части гавани, на фоне собора Александра Невского – катера береговой охраны:

В основном тут стоит вспомогательный флот. Крупнейшее судно в гавани – плавучая мастерская, построенная на Щецинских верфях (Польша):

И основной причал вспомфлота – как раз на этой стороне:

Вот и наша цель – морской буксир МБ-305, бывший “Илга”. Как и многие другие суда этой гавани, он был построен в Щецине по заказу СССР – в 1983 году. “МБ” – так и расшифровывается, “морской буксир”. У этого причала он самый крупный – длина 81 метр, то есть всего на четверть поменьше “Витязя”.

Исходя из того, что я нарыл по нему в интернете, изначально он строился для советского Мингазпрома, работы в Арктике, но в итоге достался вспомогательному флоту Минобороны, работал сначала в северных морях, а затем на Балтфлоте. Он уже 4 года в состоянии вялотекущего ремонта, но выглядит вполне прилично – по крайней мере дилентант вроде меня ни за что бы не догадался, что в море МБ-305 не был уже несколько лет. И экскурсия на буксир стала прекрасным продолжением Музея Мирового океана, который я посетил ровно сутками ранее.

Нас тут уже ждал друг Соловья (имени его, по понятным причинам, указывать не буду), встретивший меня словами “Хорошо живёшь, путешественник! А мы тут сидим, мира не видим, ну так только в Кейптаун иногда, в Монтевидео…” – само собой, на каком-то другом судне. В общем, колоритный дядька:

В коридорах МБ-305 сразу наваливается тот едкий, металлический запах, который сопровождает действующие суда. Почти так же пахло на “Космонавте Пацаеве”, а вот на “Витязе” или музейном траулере – нет. Указатели в коридорах кажут на спасительную шлюпку – их тут две, висят по обоим бортам:

Мы первым делом взобрались на мостик… Да, говорю ещё раз – я дилетант (при том, что у меня и отец моряк-гидробиолог, и в детстве на морских судах хаживал между Камчаткой и Командорскими островами – но дальше, чем “не корабль отплывает, а судно отходит” мои познания в морской терминологии не продвинулись), и могу ошибаться во многих абсолютно очевидных любому разбирающемуся человеку деталях.

Мостик оказался прекрасной смотровой площадкой. С одной стороны – суда размагничивания. Дело в том, что от трения о солёную воду металлический корпус судна постепенно намагничивается, что во-первых науршает работу компаса, а во-вторых притягивает всякую гадость вплоть до морских мин, поэтому раз в определённый промежуток суда проходят процедуру размагничвания.

Вроде бы гирокомпас:

С обратной стороны – ещё одна достопримечательность, трофейный немецкий портовый кран 1930-х годов:

А больше всего меня озадачили вот эти штуковины в дальней части гавани. Соловей об их назначении спросил знакомых с судоремонтного завода, и мнения разделились – то ли это плавучие ёмкости для топлива, то ли “поплавки” для поднятия затонувших кораблей. Как бы то ни было, они даже не огорожены, то есть вряд ли являются чем-то стратегическим:

Капитанский мостик и пульт управления. “Классического” штурвала тут нет – обычный руль, почти как у машины:

Ещё один пульт (только почему-то без штурвала) с обратной стороны:

Затем мы отправились в радиорубку. Тут в кадре судовая кошка Маша, которая то бегала за нами (в том числе в машинном отделении), то гуляла сама по себе, разок даже на наших глаза перепрыгнув на соседнее судно:

Наш “экскурсовод” демонстрирует работу радиорубки, выстукивая азбуку Морзе:

Хотя сама эта система – реликт. Комментарий : Сейчас вся аппаратура радиосвязи стала компактной и с простым интерфейсом. Не надо ничего крутить, настраивать, вслушиваться. Не нужно знать азбуку морзе и работать ключем, и принимать на слух. Спутниковая связь – и телефонная и телеграфная – заменила “дальнюю” коротковолновую. Чаще всего теперь и отдельной радиорубки на судах нет. Всё монтируется в ходовой рубке; и переговоры, и, например, получение метеоинформации – всё осуществляет сам вахтенный начальник. На реке это уже давно так. В море всё же несколько серьёзней – и там, как видишь, ещё остались “антикварные” радиорубки. Но увы, романтическая профессия радиста – вымирающая.

Идём дальше:

Здесь всё просто и незатейливо по сравнению с “Витязем”, но очень даже основательно по сравнению с траулером. Но только не музей. Столовая… торчащий из-за стены диван и телевизор моряки купили сами:

Камбуз:

Кают-компания. Простенько и душевно:

Каюта – три койки, шкафы и стол со стареньким компом (отсюда не виден):

Душевая (или как это называется?). А вот в гальюн зайти не сподобились:

Вот так живут наши моряки – ещё раз повторюсь, что это не музей, а рабочее судно, и тут нет ничего непоказ. Не отель, конечно – но всё вполне себе прилично.

Ну а настоящий эксклюзив – дальше. Спускаемся в машинное отделение:

Справа центральный пункт управления: один пульт, положение штурвала, рубильников и кнопок на котором синхронно их положению на пульте мостика, и слева распределительный щит, электрическое гудение которого стоит тут непрерывно.

В самом машинном отделении наш проводник рассказывал очень много, но признаюсь честно, половины я не понял, оставшееся – забыл. Так что вот просто впечатляющие кадры из корабельных кишок:

С особым восхищением наш проводник говорил о валолинии. Дело в том, что силовая установка как самый тяжёлый элемент находится в центре судна – ну а винт-то за кормой! Поэтому через пол-корпуса проходит валолиния, и по словам нашего проводника, она должна быть идеально отцентрована, отклонения даже в доли миллиметра недопустимы. Вот как раз с ней-то и связан основной ремонт:

Так и не запомнил, для чего баки – топливо или вода?

У самой кормы наш проводник рулевую машину, приводящую в движение и стабилизрующий перо руля:

Он вообще много нам показал, но я боюсь ошибиться, поэтому ничего не поясняю. Отдельное впечатление – твиндек, то есть двойное дно, пустое пространство где-то полуметровой ширины между внешним и внутренним корпусом.

Ну и самое главное для буксира – стальной трос длиной без малого километр, на котором можно буксировать крейсер, ледокол или лайнер:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>