Военно-морские курсы “Осоавиахима”

Хотя в названии «Осоавиахим» не упомянут флот, военно-морская тематика нашла отражение с первых лет существования организации. Но становление шло непросто…

Право на униформу
Оригинал этой фотографии хранится в фондах Федерального государственного бюджетного учреждения культуры и искусства «Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи» Министерства обороны РФ (номер в Госкаталоге – 13140271). Подпись гласит: «1931 год, Москва, инструкторы Осоавиахима обучают флажковой сигнализации флотских допризывников». Одной столицей дело не ограничивалось.
Так, 1 июня 1933 года начал функционировать военно-морской учебный пункт в Саратове, где готовились в основном рулевые-сигнальщики и рулевые-мотористы.

Однако значимый импульс военно-морское направление получило уже в 1934-м, когда в составе общества стали создаваться военно-морские отряды.
Их переменный состав получил право на ношение морской униформы военного образца с надписью на ленте бескозырки: «Осоавиахим». Знаки для головного убора по образцам 1936 года были те же, что и у остальных частей (за исключением авиаторов).

То есть окруженная золотыми листьями общая эмблема: красная звезда, серп и молот, поверх звезды – четырехлопастной пропеллер, все заключено в шестеренку. Форма для начальствующего и рядового состава имела и летний, и зимний вариант, сапоги и ботинки для всех полагались черные хромовые.

В качестве знаков различия на черном нарукавном клапане из бархата нашивались золотые звездочки.
Согласно справке от 2 июля 1936 года, плавучие средства Осоавиахима насчитывали 402 единицы. К крупным относились плавбазы «Амур», «1 Мая», «Терек», а также восстанавливаемые из корпусов тральщиков, канонерская лодка «Клим Ворошилов», катера «Р. Эйдеман», «Уншлихт», «СК-4», учебные парусные суда. Но подав­ляющее большинство составляли мелкие единицы – 362 гребных и парусных судна и 28 моторных.

Фотофакты со всей страны
Расширение географии засвидетельствовали снимки, оригиналы которых находятся в фондах Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный центральный музей современной истории России» (номера в Госкаталоге – 5438302, 5799661 и 5438139). Они датированы 1938 годом.

На одном – допризывники из числа курсантов Таганрогского военно-морского лагеря Осоавиахима сдают нормы на значок «Ворошиловский стрелок». На другом — город Энгельс, инструктор стрелкового спорта В. Г. Шахов беседует с воспитанниками отряда юных моряков Республиканского лагеря Центрального совета Осоавиахима АССР немцев Поволжья.

На третьем — Ленинград, политработник морского клуба Осоавиахима И. П. Лалик проводит среди юных моряков беседу по вопросам текущей политики. К слову, в 1938 году в городе на Неве была основана Морская школа

К тому же году относятся фотографии, которые сделал известный отечественный кинодокументалист Владислав Микоша. Их негативы можно найти в фондах Государственного бюджетного учреждение культуры города Москвы «Мультимедийный комплекс актуальных искусств» (номера в Госкаталогах – 10555210 и 10555178). В кадре: воспитанники Морского клуба Осоавиахима в акватории Москвы-реки постигают мастерство управления многовесельной корабельной шлюпкой.

С подсчетом минусов и плюсов
Проблем было немало, и неслучайно председатель ЦС Осо­авиахима генерал-майор авиации Павел Кобелев констатировал: «К началу 1939 года кадры военно-морских работников Осоавиахима были растеряны, материальная база подорвана и военно-массовая морская работа доведена почти до полного развала. Сохранившиеся в некотором количестве кадры штатных морских работников заняты были на общевойсковой подготовке, оторваны от военно-морской работы…

Так, например, в Архангельске начальника военно-морского учебного пункта т. Кишкина два года использовали на другой работе; политрук Херсонского военно-морского учебного пункта т. Иванов был переведен в аэроклуб; начальника Мариупольского пункта тов. Ларионова переслали в аппарат горсовета Осоавиахима.
В Запорожье, Сталинграде начальников военно-морских учебных пунктов срывали с их прямой работы и использовали по усмотрению отделов боевой подготовки или председателей советов Осоавиахима.

В аппарате Центрального совета в начале 1938 г. было только два морских работника, аппарат Оргбюро Центрального совета вод­ного транспорта был также крайне маломощным».

Разумеется, содержалась в выступлении не только критика: «…Многие морские работники хорошо поработали, особенно выделялись тов. Карпов (Ленинград) и т. Могила (Николаев). В этих городах контрольные цифры подготовки значкистов «Моряк», «Юный моряк» и инструкторов военно-морской работы значительно перевыполнены».

Тормозом была малограмотность
По итогам 1940 года отдел военно-морского обучения Центрального совета Осоавиахима отчитался перед заместителем наркома ВМФ СССР по кадрам о подготовке «обязательных контингентов запаса 2-й категории 1-го разряда с отрывом от производства на 60 дней для ВМФ СССР». Оказалось, что план был выполнен на 87,5 процента: вместо 18 100 человек обучение прошли 15 837.

При этом перевыполнили задание Сталинградский, Куйбышевский, Горьковский, Новосибирский облсоветы, Краснодарский крайсовет, Московский горсовет, ЦС Осоавиахима Крымской АССР и Татарской АССР. Справились с нормой Молотовский облсовет и Московская водолазная школа, которая проходила отдельной строкой. Однако было и немало отстающих, прежде всего Приморский крайсовет, Днепропетровский обл­совет, Ленинградский горсовет.
В документе пояснялись причины того, что в период прохождения подготовки отсеялись 2502 человека: «Из них: а) по малограмотности – 272 челов.; б) по болезни – 249 челов.; в) по суду – 63 челов.; г) досрочно взяты в РККА – 124 челов.; д) по разным причинам – 57 челов.».

Также указывалось: «По ряду специальностей наряд не выполнен (ШШС, радист, телеграфист) по причине: контингент прибывал с очень низкой общеобразовательной подготовкой». Проблемой являлось и то, что половина контингента находилась в возрасте от 30 до 40 лет: «Такой подготовленный кадр будет быстро утекать по возрасту в бессрочный отпуск».

Средний оценочный балл по дисциплинам колебался в диапазоне 3,4 — 4,0. И даже в тех регионах, где количественные показатели не вызывали нареканий, качество потенциального пополнения не всегда находилось на нужном уровне. Хотя бы потому, что люди плохо говорили по-русски или имели судимость. Как следствие, докладывалось в отчете, «с такими дефектами контингент ни при каких обстоятельствах не будет призван на флот».

Работа с запасом в междусборовый период являлась одной из трех задач, которые определил Осоавиахиму в военно-морской части наркомат ВМФ. Другими задачами были подготовка значкистов «Моряк», «Юный моряк», инструкторов массовой военно-морской работы и пропаганда военно-морского дела среди трудящихся.

В январе 1941 года приказом наркома ВМФ СССР № 072 «О зачислении в состав ВМФ СССР Военно-Морских школ и лагерей по подготовке запаса ВМФ» часть учебных учреждений Осоавиахима была переподчинена. В том же месяце получила утверждение новая программа подготовки членов Осоавиахима — призывников, приписанных к военно-морскому флоту. В течение 70 часов они должны были получить элементарные сведения и знания основ военно-морского дела. Предусматривалось, что обучение будет проходить в добровольном порядке, без отрыва от производства.

Программу запускали с расчетом завершить ее к 1 сентября, то есть к началу призыва на действительную службу. Но 22 июня началась Великая Отечественная война…

Адаптируясь к нуждам фронта
Уже 28 июня из организационно-строевого управления ВМФ в адрес отдела военно-морского обучения Центрального совета Осоавиахима пришло распоряжение: «В связи с изменившейся обстановкой ОРСУ ВМФ считает необходимым сообщить, что программа по военно-морской подготовке для «Моряка» должна быть пересмотрена в сторону увеличения числа часов на стрелковую, строевую и военно-химическую подготовку.

Увеличение числа часов на указанные дисциплины можно сделать за счёт сокращения времени на разделы «Средства связи», «Военно-морская шлюпка», «Штурманское дело».
Крайне желательно проведение хотя бы подготовительных стрельб.
К обучению на сдачи норм «Моряк» привлекать, главным образом, призывную молодёжь, предназначенную для ВМФ».

Однако события развивались так стремительно, что стало ясно: в связи с наступлением врага и постановлением Совнаркома о всеобщей обязательной подготовке населения к ПВО подготовку специалистов для ВМФ, тем более по 190- или 213-часовым программам, проводить сложно.

Тем не менее, согласно материалам ГАРФ, в 1941 году Осо­авиахим подготовил в качестве военно-морских кадров 24 877 человек: допризывников (по программе военно-морской допризывной подготовки) – 19 217, общественных инструкторов военно-морской подготовки – 5660.

Этот процесс продолжался и в последующие военные годы. Действовала военно-морская школа в Москве. Подготовка контингентов запаса ВМФ шла на военно-учебных пунктах, в морских лагерях и морских клубах Осоавиахима в Западной Сибири.

Такой же военно-морской клуб был создан в Рыбинске Ярославской области в апреле 1943-го при расформировании ОСВОД – Общества спасения на водах. В Ивановской области Осоавиахим Кинешмы и Юрьевца дал флоту 760 человек.
Особо надо выделить Сталинградский военно-морской клуб, благодаря которому различными военно-морскими специальностями овладели 1638 обучаемых. А ведь сам клуб был разрушен в связи с военными действиями, шедшими на территории области.

Всего, как подсчитано, в 1941 — 1945 годах обучение в оборонном обществе прошли 63 тысячи моряков.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>