Вюнсдорф: 69-й мотострелковый полк

Тематика ГСВГ не случайно занимает в блоге юзера technolirik центровое место, ведь с ней тесно связана история семьи.

В период с 1985 по 1990 год мы c родителями и братом жили в Шверине в ГСВГ-шном городке при танковом полку и именно оттуда родом мои самые первые детские воспоминания. А за много лет до этого мой отец проходил срочную службу в рядах ГСВГ, причем в самой столице советских войск в Европе – Вюнсдорфе. Одной из главных целей моего первого визита в этот легендарный город, о котором у меня написано уже столько постов, было посетить те места, где с 1969 по 1971 год служил мой отец. К моей радости, вся территория воинской части, где проходила служба отца, сохранилась к нашему времени полностью, хоть и не в самом лучшем состоянии. Но мне без проблем удалось найти и солдатский клуб, где отец репетировал и выступал на сцене, будучи военным музыкантом, и казарму, где он жил.

Под катом подробный пост, дополненный фотографиями из семейного архива и личными воспоминаниями отца.

01. Это был мой самый первый визит в Вюнсдорф, один из интереснейших городков Германии, о существовании которого знают лишь те, кто имеет отношение к ГСВГ или интересуется бункерами, которых тут так много, что Вюнсдорф даже получил официальный государственный статус “город бункеров”. Бункера были второй целью моего визита в Вюнсдорф в тот день, а первой целью было посетить территорию воинской части, где в прошлом дислоцировался 69-й мотострелковый полк.

02. Через территорию полка проходит обычная улица с жилыми кварталами, школой и магазинами. Но все это расположено чуть дальше, а в этом месте по обе стороны от дороги стоят заброшенные казармы, заросший плац, покинутый солдатский клуб и прочие сооружения, относившиеся к полку.

03. Заброшенные строения отгорожены забором с обоих сторон улицы.

04. За забором расставлены таблички, запрещающие проникновение на покинутую территорию.

05. Дорога – классическая армейская бетонка, которую, видимо, уже в наше время покрыли асфальтом, просевшим в местах стыка бетонных плит.

Первое здание, которое мы обнаруживаем из списка интересующих нас объектов – солдатский клуб. Он находится прямо возле дороги и не огорожен забором, в отличии от остальных строений полка. Но все входы внутрь наглухо заделаны.

06. Так как отец был военным музыкантом, солдатский клуб был его главным местом прописки в течении двух лет службы, проведенных в Вюнсдорфе. Тут проходили репетиции, концерты, выступления на торжественных мероприятиях.

Передаю слово отцу:

“Я призвался на срочную службу Еткульским райвоенкоматом Челябинской области 9-го ноября 1969 года. Сутки продержали в Челябинском областном военкомате и на утро огромную толпу новобранцев посадили на поезд и отправили в какую-то учебку в Камышловский район. Там постригли, переодели в новенькое полушерстяное обмундирование (п/ш) и обули в яловые сапоги. “Старики” сразу сказали, что нас отправляют служить за границу, так как “местных” одевали в х/б обмундирование и в кирзачи. Естественно, никто не мог сказать куда, в какую “заграницу”. На следующий день нас погрузили в эшелон и мы отправились в путь”.

Фотография отца в первый месяц службы в Вюнсдорфе. На нем форма, которую выдали еще в России и те самые яловые сапоги.

“Ехали долго, часто простаивали в тупиках, ожидая свободного пути. Так как эшелон был военный, он шел без всякого расписания. Где-то через неделю нашего путешествия мы прибыли на станцию Ковель. Там нас пересадили в “теплушки” и мы двинулись дальше. Уже в поезде из слов сопровождающих мы поняли, что едем в Германию. Через пару суток ночью прибыли в какой- то город. Это был Франкфурт-на-Одере. Выгрузились из вагонов и пешим строем отправились на пересыльный пункт. Это было мое первое знакомство с Германией. Огромный город, на улицах ни души, кругом порядок – и мы топаем по немецкой брусчатке… Куда? Неизвестно. Все это сильно волновало.”

На следующем снимке запечатлен момент принятия отцом присяги. Это тот самый платц, который мы осмотрим чуть ниже.

“Расселили нас по казармам и приказали ждать. Вечером нас построили на плацу и прибывшие “покупатели” стали отбирать себе пополнение согласно тем специальностям, которые мы имели. Стоять пришлось долго. Плац был почти пуст, когда поступила команда: “Музыкантам выйти из строя”. Вышло человек 15, из которых военный дирижер капитан Юрий Филиппович Белоглазов отобрал 4-х человек, меня в том числе. Посадили в маленький автобус и мы поехали дальше. Пожилой старшина (Павел Иванович Петров) “обрадовал” нас, что служить мы будем в оркестре королевского образцово-показательного полка и приказал нам, чтоб мы с сегодняшней минуты испытывали постоянное чувство гордости. Это была такая армейская шутка. Надо сказать, что человек он был хороший. Относился к нам по-отечески. Поздно вечером мы прибыли к нашему месту службы – 69 мотострелковому Проскуровскому Краснознаменному орденов Суворова и Кутузова 2 степени полку.”

На фото те самые четыре музыканта, отобранные для службы в оркестре 69-го мотострелкового полка. Отец третий слева. Снимок сделан в первые месяцы службы.

07. В тот майский день, когда мы впервые побывали в Вюнсдорфе, нам не удалось проникнуть внутрь помещения солдатского клуба. Но этой весной я вернулся в Вюнсдорф еще раз и снова посетил территорию полка. В этот раз я забрался внутрь клуба, где меня встретила абсолютная пустота и ободранные стены.

Так выглядело крыльцо клуба в 1970-м году. На снимке отец (третий слева) с коллегами с одного призыва.

Во время одной из репетиций в солдатском клубе. Отец с гитарой.

На концерте в клубе.

08. Состояние внутренних помещений клуба таково, что при всем желании пустить слезу ностальгии не получится. Вряд ли эти стены способны пробудить какие-либо воспоминания.

09. Внутри нет совершенно ничего. Перила у лестницы, пожалуй, единственное, что сохранилось помимо голых обшарпанных стен.

10. Второй этаж. Проем двери в кадре выходит на козырек над главным входом.

11. Все внутренние помещения сохранившейся части клуба выглядят так или еще хуже.

12. Отверстие для кинопроектора, которое раньше выходило в актовый зал клуба. От зала к настоящему времени не осталось совершенно ничего.

Так раньше выглядела сцена солдатского клуба 69-го мотострелкового полка. На снимке изображено какое-то торжественное событие. Такие мероприятия никогда не обходились без оркестра.

13. Лестница, ведущая в прошлом в главный зал клуба. За залом располагались различные помещения, в том числе и то, где репетировали музыканты. Но к настоящему времени эта часть здания не сохранилась даже в виде руин. Удивительно, конечно, почему большую часть здания разобрали до кирпичика, но при этом оставили часть, содержащую главный вход. Причем, судя по выросшему на месте зала лесу, разобрали эту часть здания довольно давно – либо в 90-е, либо в начале 2000-х.

Еще один снимок из домашнего архива. На снимке выступление оркестра в главном зале солдатского клуба.

14. Вид из окна на дорогу, проходящую через территорию части. На фото видны несколько машин, на которых приехали другие любители заброшек, чтобы полазить по покинутым зданиям.

15. Через дорогу от клуба находилась небольшая прощадь с сохранившимся в общих чертах мемориалом, посвященном, судя по центральной композиции, Великой отечественной войне.

Так это место выглядело в 1970 году. Фото сделано чуть левее мемориала, который в кадр не попал. На снимке отец.

Также в то время тут стояли лавочки, и это место было своеобразным сквером для отдыха военнослужащих.

16. К сожалению, снимков мемориала я в сети не нашел. Было бы интересно взглянуть на то, как выглядело это место в прошлом. На съехавшей стенке справа в кадре можно заметить три рамки от портретов, либо каких-то декоративных элементов, украшающих в прошлом мемориал. Очевидно, что и слева были такие же элементы.

17. В центре рельефное изображение, в котором сейчас можно рассмотреть лишь солдата с автоматом ППШ на переднем плане, задний план практически не читается.

18. Если повернуться спиной к мемориалу, то откроется такой вид в сторону клуба. На месте сквера теперь лес.

19. Хочется верить, что в ближайшие годы и сюда дойдет стремительно шагающая по Вюнсдорфу модернизация и здание клуба может быть еще увидит новую жизнь.

Историческое фото с того же ракурса, сделанное в начале 1980-х.


Фото из домашнего архива начальника клуба в 1981-1983 годах Сергея Лебедева. взято отсюда: http://polk69wunsdorf.narod.ru

20. Продолжаем нашу прогулку. Посмотрев на место профессиональной деятельности отца, мы пошли искать казарму, где он жил. Искать долго не пришлось, так как здание прилегает к плацу и расположено прямо у дороги. Вот оно на фото.

21. Сохранился номер здания на фасаде, хотя в начале 1970-х нумерация могла быть совершенно другой.

22. Территория военного городка была построена в начале 1950-х специально для размещения 69-го мотострелкового полка, который до того времени дислоцировался северней Котбуса в населенном пункте Драххаузен. Судя по стилю зданий, строили немецкие специалисты, но точно не скажу. Информации в сети по этому вопросу я не нашел.

23. Алюминиевые двери появились тут явно во второй половине 1980-х, видимо, казармы периодически подвергались небольшим модернизациям.

24. Доступ на территорию части практически свободный, охраны никакой нет, а алюминиевые двери даже снятые с петель стоят себе как ни в чем не бывало. Люблю Германию!

25. Зайдем внутрь солдатской казармы, в которой с осени 1969-го по осень 1971-го был расквартирован отец.

26. Внутри без сюрпризов. Голые стены и пустота.

27. Оконные рамы на месте, даже стекла почти все на своих местах.

28. Вид из окон второго этажа на плац.

29. Не знаю, был ли тут деревянный пол в прошлом, но какое-то покрытие точно должно было быть. В настоящее время его демонтировали.

30. Вот в этом уголку размещались музыканты полкового оркестра, среди которых и был мой отец.

Коротенькое видео, которое мы сняли, чтобы показать папе.

31. Больше тут смотреть нечего, покидаем казарму и продолжаем осмотр территории.

Разбавлю эту прогулку еще парочкой фотографий из домашнего архива. На этом фото сводный военный оркестр Польши, Чехии и ГДР выступает на праздничном мероприятии, посвященному юбилею немецкой социалистической газеты Neues Deutschland. Часть музыкантов была из оркестра 69-го мотострелкового полка.

Приезжали на праздник и гости из СССР. На фото популярная советская группа “Поющие гитары”.

Праздник был масштабным, было несколько сцен. Выступали и немецкие коллективы (на фото).

Снова немцы. Удивительно, но газета существует до сих пор и все так же позиционирует себя, как социалистический ежедневник. У нее есть даже свой сайт.

А это оркестр 69-го полка принимает активное участие в церемонии возложения венков в Трептов парке на 9 мая. Оркестр, как вы понимаете, был образцовым военным оркестром ГСВГ и участвовал во всех самых важных военных мероприятиях.

Дальше еще парочка снимков, сделанных 9 мая 1970 года в Трептов парке, про который я рассказывал в одном из недавних постов. Справа на фото в касках – немецкий оркестр Народной армии ГДР.

Снова немцы из NVA. Мероприятия на 9 мая всегда были советско-немецкими.

Мавзолейный холм с криптой-пьедесталом, на котором возвышается знаменитая фигура красноармейца.

И фотография музыкантов оркестра 69-го полка у входа в крипту. Отец в центре с барабаном.

Еще парочка снимков из домашнего архива. На этом фото запечатлен министр обороны СССР Андрей Антонович Гречко, приезжавший с проверкой в 69-й мотострелковый полк. Простых солдат, конечно же, к такой важной шишке не допускали, так что снимок сделан полковым фотографом. Копию снимка фотограф напечатал отцу по знакомству.

Иногда солдатам устраивали культурную программу и вывозили на экскурсии по городам ГДР. На фото отец с сослуживцем во время экскурсии в Берлин.

Если у вас есть вопросы по поводу службы, быта и прочего, пишите их в комментарии. Отец их обязательно прочитает и ответит.

32. Продолжим прогулку по военному городку 69-го мотострелкового полка.

Так казарма с предыдущей фотографии выглядела в 1970 году. На фото запечатлен визит в полк какого-то генерала с очередной проверкой. Без оркестра такие мероприятия не обходились.

33. Удивительно, как быстротечно время и как быстро следы человеческой цивилизации стираются силами природы и временем. Еще каких-то четверть века назад в этих зданиях бурлила жизнь, на плацу чеканили шаг солдаты, а теперь тут царство ветхости и тишины, нарушаемой лишь пением птиц.

34. Капитан Кохна уже седой дед, а может уже и нет в живых его, а фамилия его до сих пор висит на фасаде одной из казарм в этом уголке застывшего советского прошлого.

35. Когда мой отец отдавал долг родине в этих местах ему было 18, сейчас его сын пишет этот пост и его возраст почти вдвое превышает возраст отца в то время. Между этими снимками и снимками из домашнего архива 45 лет разницы, а как сильно изменился мир за это время! И насколько ничтожна и коротка человеческая жизнь в масштабах истории!

Прогулки в подобных местах всегда настраивают меня на философский лад.

36. Собственно сам плац и трибуна. За годы заброшенности территория очень сильно заросла, на плацу даже выросли молодые деревца.

А в 1970-м году плац выглядел так.

Трибуна тоже была в то время немного другой. Обратите внимание на форму музыкантов на снимке.

В 1965 году Главком ГСВГ Генерал Армии Кошевой П. К. принял решение сделать 69-й мотострелковый полк показным в строевом отношении. Были сформированы 3 парадных батальона по 200 человек, рота почетного караула и рота барабанщиков. Офицерам была сшита форма офицеров московской РПК, а рядовому и сержантскому составу на парадно-выходные кителя крепились красные нагрудники с двумя рядами пуговиц по краям. Эту форму музыканты одевали лишь на самые важные и ответственные мероприятия.

Примечательно, что полк неофициально называли “королевским”, точно никто не знает, откуда пошло это название, но самая популярная версия склоняется к тому, что парадная форма роты почетного караула и музыкантов полкового оркестра была очень яркой с красными нагрудниками и напоминала форму королевских гвардейцев 17-19 веков. Солдаты в этой форме представляли полк на многочисленных мероприятиях, благодаря чему эта форма стала ассоциироваться с полком и его в народе начали называть “королевским”

37. Давайте поднимемся на трибуну.

38. Трибуна изрядно обветшала за годы заброшенности.

39. В прошлом трибуна была оббита деревянными планками (судя по остаткам в углу), к настоящему времени от них практически ничего не осталось. Если вы посмотрите на историческое фото трибуны, то заметите, что в 1970-м трибуна была совсем другой. Эту построили уже явно позже.

40. Продолжаем прогулку и следующее здание на нашем маршруте – столовая.

41. Состояние столовой такое же печальное, как и остальных зданий на территории полка. Деревянная входная пристройка практически полностью разрушилась от времени.

42. Вокруг здания выросли джунгли, которые подбираются к зданию все ближе и ближе.

43. Зайдем внутрь через технический вход.

44. Главный зал столовой.

45. Местами крыша прохудилась и образовались локальные очаги разрушения, которые со временем будут разрастаться и словно раковая опухоль пожирать здание, превращая его в руины.

46. Технические помещения очищены полностью от всего даже от штукатурки.

47. Такая степень сохранности совершенно не радует.

48. Сразу за столовой начинается чья-то частная территория, отгороженная сеткой от заброшенной зоны.

49. Быстро осмотрев пустые помещения столовой, покидаем здание.

50.

51. Вокруг березок у входа в столовую можно заметить декоративный бордюр, который в прошлом отделял грунт возле ствола дерева от асфальтового покрытия плаца. Теперь разницы не видно совершенно – асфальт скрылся под зеленым ковром.

52. Дорога от плаца ведет к трехэтажному зданию, имеющему немного другой вид, чем уже осмотренные нами казармы.

53. Все подходы к казармам очень сильно заросли. Ветхие заброшенные дома в обрамлении майской зелени смотрятся очень живописно.

54. Заходить внутрь остальных зданий не стали, так как увиденное нами за последние полчаса не оставляло надежды встретить внутри хоть что-то интересное.

55. Так что я сразу направился к трехэтажному зданию, которое отличалось от своих соседей.

56. Это тоже казарма, построена она была гораздо позже остальных зданий – в начале 1967 года.

Небольшое видео для передачи атмосферы:

57. Внутри казарма оказалась также полностью вычищенной от всего инвентаря и коммуникаций.

58. Местами на стенах сохранились дембельские надписи. “Я в рот **** эту Германию” – гласит надпись на стене, оставленная жителем Пензы, проходившем тут службу в период с 1990 по 1994 год. Ну надеюсь, в Пензе 1995-го года парню было гораздо уютней, чем в Германии.

59. Виды из окон постапокалиптичны и по-своему прекрасны!

60. Местами сохранились какие-то крохи от бывшего инвентаря.

61. В одной из комнат складировались демонтированные двери.

62. И какой-то странный ящик с табличкой западногерманской железной дороги.

63. Так он выглядел сбоку.

64. Дальше одна лишь пустота.

65. Хотя даже в этой пустоте есть что-то завораживающее.

66. Эстетика покинутого мира.

67. Пустота заставляет работать фантазию и если фантазия богатая, то от посещения даже таких пустых и, казалось бы, не интересных мест тоже остаются приятные впечатления.

68. Ну наконец-то хоть какой-то артефакт!

69. Эту картину было бы привычней видеть в заброшенном детском саду или в заброшенной больнице, но никак не в солдатской казарме.

70. А это уже современный стрит-арт, напоминающий наскальные фрески первобытных людей.

71. История этой воинской части закончилась в 1994 году после того, как полк был перемещен в Черноречье Самарской области, получив новый номер вч 65347 и сокращен до 150 человек личного состава. В конце 1994 года 69-й мотострелковый полк был переформирован в 169-й Проскуровский, Краснознаменный, орденов Суворова и Кутузова 2 степени танковый полк 90 гвардейской танковой дивизии, в этом же году часть техники и личного состава была передана в 81 гвардейский МСП для участия в 1 Чеченской кампании.

72. В 1997 году 90 гвардейская танковая дивизия была преобразована в 5968 базу хранения вооружения и техники, а полк соответственно в отдел. В 2005 году база была расформирована и история прославленного 69-го (169-го) Проскуровского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова 2 степени полка окончательно завершилась.

73. На частной территории находится небольшое здание, в прошлом относившееся к полку. На окне до сих пор нарисован краской флаг Российской Федерации, напоминающий о еще недавнем прошлом этого места, которое навсегда стало историей.

74. А мы покидаем это место, посетить которое мне было важно, ведь с ним связана история моей семьи. И я рад, что успел посетить территорию полка в мае 2015 года и увидеть ее в таком ветхом, но близком к оригинальному состоянию.

75. Потому что когда я приехал сюда снова в марте этого года, я не поверил своим глазам!

76. Территорию полка полностью расчистили от растительности. Все деревья спилили под корень и аккуратно сложили в центре плаца. Кусты вырубили подчистую.

77. Очевидно, что скоро тут начнется реставрация бывших казарм и превращение их в комфортабельное, современное жилье.

78. В Вюнсдорфе остается все меньше и меньше заброшенных территорий, цивилизация наступает и еще лет пять и Вюнсдорф из города-призрака превратиться в популярный берлинский пригород, а его заброшки останутся лишь на фотографиях, да в моих постах.

79. В марте это место было полностью доступно для самостоятельного изучения и по нему активно лазили чуваки с фотоаппаратами, но скоро тут начнется стройка и оно станет недоступным на какое-то время, после чего фасады домов заблестят свежей краской, территория будет облагорожена и в дома-призраки вернется новая жизнь.

80. Тогда я обязательно вернусь сюда еще раз и напишу еще один пост, в котором покажу вам, как замечательно у немцев получается переделывать старые казармы в уютные, современные районы, в которых хочется жить.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>