Я всё помню, Ричард (Камень и осколки) / Es visu atceros, Ričard! (Akmens un šķembas) (1966)

В двух словах про фильм: агитка на тему коллаборационистов, поднятая на республиканской (Рижской) киностудии.

Фильм на YouTube:

Краткий сюжет:

Трое друзей — Янис, Зигис и Ричард — мобилизованы в Латышский легион во время Второй мировой. Их направляют на передовую в район волховских болот на Ленинградском фронте. Зигиса убивают при попытке убежать в расположение Красной Армии. Янис после войны амнистирован, живёт в советской Латвии и принимает новую власть. Ему важно знать о судьбе Ричарда и он пытается навести хоть какие-нибудь справки. Ответ один — Ричард пропал и о его судьбе ничего неизвестно, но спустя 20 лет Ричард появляется на горизонте, да не один, а с секретной миссией из-за рубежа…

Интересные фрагменты и занимательные факты:

Я бы охарактеризовал этот фильм как “никакой”, собственно, во что еще может вылиться попытка рассказать о том, какие плохие коллаборационисты от лица советской власти, да еще и на локальном республиканском уровне?

Изюминка тут в том, что

Работу над сценарием Виктор Лоренц начал в 1955 году и опубликовал его через два года под названием «Родина, прости!» в московском альманахе. Его взял в работу на Рижской киностудии режиссёр Варис Круминьш. Немного погодя партийным решением съёмка была остановлена, под предлогом того, что на XX съезде на эту тему уже всё было сказано.

В 1964 году первый секретарь ЦК Компартии Латвии Арвид Пельше решил, что республика должна снять фильм об одном из самых сложных периодов своей истории, и киностудия снова взяла сценарий Лоренца в работу. Постановку предложили Гунару Пиесису, но он отказался, и тогда съемки передали Роланду Калныньшу. После начала съёмок в газете «Padomju Jaunatne» появился репортаж, вызвавший скандал: сценарист Лоренц писал сценарий по своей жизни легионера, а исполнитель одной из ролей тоже был легионером. Съёмки были остановлены и затем возобновлены благодаря усилиям директора киностудии Королькевича.

Когда монтаж фильма был завершён, его посмотрели первый и второй секретари ЦК КП Латвии Август Восс и Николай Белуха. После их одобрения копия картины была отправлена в Москву, где была принята. Однако против передачи фильма в прокат выступил председатель Латвийского союза кинематографистов Карклиньш, потребовавший поправок. По его настоянию была сделана историческая вводная часть, основанная на документальном материале, с текстом Арвида Григулиса. Он также написал стихотворение взамен стихов Визмы Белшевицы. Взамен популярного «Синего платочка» взяли другую песню Эдуарда Розенштрауха.

Новый вариант фильма на Рижской киностудии смотрело бюро ЦК Компартии Латвии в присутствии Арвида Пельше, который после просмотра поблагодарил съёмочную группу. Затем состоялся так называемый общественный просмотр, где большинство утверждало, что картина не нужна. Защищал её только знаменитый латышский партизан, Герой Советского Союза Вилис Самсонс. Кто-то из участников просмотра просто заявил, что не хочет видеть на экране нацистскую форму.

Картина решением Латвийского союза кинематографистов была положена на полку, однако вскоре из Москвы пришло распоряжение о допуске фильма к всесоюзному прокату. Однако в Латвии его прокат был ограничен двумя неделями и малыми кинотеатрами. ЦК Компартии Латвии дал указание не писать о фильме рецензий и не упоминать о нём в прессе.

Второй вариант названия — «Камень и осколки» (латыш. Akmens un šķembas) — применяется для восстановленной режиссёрской версии, где добавлены ранее вырезанные по цензурным соображениям сцены.

Из военного: в фильме показан некий ритуал удаленной женитьбы в окопах, интересно, насколько такое практиковалось?

Вывод: можно не тратить время.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>