Заметки на полях на тему британской полковой системы

Мы уже писали в общих чертах о самой системе, а также о реформах Кардуэлла и Чайлдерса, теперь продолжим эту тему при помощи юзера major-colville:

Британская полковая система – «священная корова Армии», предмет для гордости, многочисленных традиций и некоторой критики. Она довольно сложна для понимания на первый взгляд (почему многие до сих пор и путают систему наименований), а при изучении дополнительных подробностей оказывается еще более запутанной. Про реформы 1870-80х гг, определившие облик армии на многие десятилетия, написано много, в том числе уже и на русском языке, так что здесь буквально несколько небольших наблюдений не претендующих на полный обзор или исследование.

В общих чертах, полковая система пехоты после 1881г. выглядела так. Пешие полки потеряли свои номера. В каждом полку было 2 (иногда – 3-4) регулярных батальона из профессиональных солдат, готовых к полноценной службе в любое время и в любом месте. В 1881г. было нечетное число полков, переформировываемых в парные батальоны, так что до 1897г. Камеронские хайлендеры оставались однобатальонным полком.

Дальше, обычно два батальона Ополчения (Милиция, будущий Спецрезерв) – полупрофессиональные солдаты, проходящие полномасштабную подготовку в течение нескольких недель в году. И разное количество Волонтерских (будущих Территориальных) батальонов – гражданские, собиравшихся по вечерам и воскресеньям.

Даже в мирное время регулярные полки могли не пересекаться между собой, да и в военное время все эти разные виды батальонов, формально относящихся к одному полку, редко сражались рядом. Это были скорее кирпичики армии, из которых в произвольном порядке формировались бригады и гарнизоны. В пехотном батальоне в среднем должно было быть 800-1000 человек, на практике часто меньше.

Самыми большими исключениями были Гвардия и Стрелки, они вообще не входили в территориальную систему. У них были постоянные депо, но рекрутов они имели право набирать по всей стране. У Стрелков были батальоны Милиции и Волонтеров. У Гвардейских полков – нет. Не было волонтерских батальонов и у ирландских полков – понятно почему.

Во-вторых – это два больших, «корпусных» полка (или рода войск по-нашему) – Королевская артиллерия и Королевские инженеры. Записавшись в пехотный или кавалерийский полк, ты не мог быть переведен в другую часть без согласия, и вообще переводы были форс-мажором. Здесь же ты «принадлежал» корпусу, и тебя распределяли или переводили из батареи в батарею (или из полевой роты в роту у инженеров)  по необходимости и желанию командования. Позже Королевский полк артиллерии был разделен на Полевую и Конную артиллерии для нужд армии, и Гарнизонную – для крепостей. В каком-то смысле это был аналог местных войск в пехоте и кавалерии – так как последние должны были служить в крепостях, т.е. обычно рядом с домом и не могли быть переведены в полевые батареи. Нижние чины теперь распределялись только внутри этих суб-полков, или суб-корпусов. В 1920г. Королевские Полевая и Гарнизонная артиллерии были слиты воедино, но Конная артиллерия осталась отдельным элитным родом войск.  Набор проводился по всей стране без географической привязки. С 1882г. Британия была разделена на 11 территориальных дивизий, каждая имела свое артиллерийское депо для набора и обучения новобранцев. Конная артиллерия имела свое отдельное депо в Вулидже. Однако командиры батарей жаловались, что пополнения приходят плохо и по-разному обученными, так что в 1884г. было создано 4 новых депо (по числу бригад артиллерии). В 1922г. даже такие слабые намеки на территориальность в артиллерии закончились. Из соображений экономии было создано одно общее депо в Вулидже для обучения артиллеристов всех частей.

Маленькие вспомогательные службы, типа медиков, артиллерийского корпуса, военной полиции, большую часть  рекрутов набирали путем перевода из других частей. Новый Танковый корпус пошел по «артиллерийскому пути» – набор по всей стране, единая учебка в Бовингтоне и распределение по батальонам, куда понадобится командованию.

Кавалерия состояла из регулярных полков и йоменов – местных территориальных конников. Кавалерийский полк это 500-600 человек. Реформы Кардвелла их не коснулись и система наименований и комплектование были иными – что-то среднее между пехотой и артиллерией. В 1871г. страна была поделена на два района набора рекрутов для регулярной кавалерии, но попыток объединить полки или наладить более тесные связи с Йоменами (конное ополчение) не было. Кавалерия составляла всего 9% нижних чинов от всей Армии, каждый полк набирал и обучал новобранцев сам. Когда полк отправлялся на службу за моря, он оставлял небольшой отряд в Кавалерийском депо в Кентерберри для набора рекрутов и ремонта лошадей. Слабость этой системы была остро продемонстрирована в 1882г. Три полка, назначенных для экспедиции в Египет оказались слишком малочисленны, и их пришлось срочно пополнять путем перевода солдат из других полков.

В 1880е возникла идея организовать процесс по пехотному образцу, но она уперлась в вопрос денег. При относительной малочисленности кавалерии создавать отдельные депо даже для сдвоенных полков было бы слишком дорого. В результате сделали следующее. В марте 1893г. Кавалерию разделили на четыре «корпуса»: Придворная, Драгуны, Гусары и Уланы. Набранные рекруты и солдаты (но не офицеры) могли переводиться из полка в полк внутри своего «корпуса», т.е. гусары к гусарам, уланы к уланам и т.п. Также полки были разбиты попарно, чтобы, как и в случае с двумя батальонами пехотного полка, один служил в колониях, а другой тренировался в метрополии.

В 1897г. Кавдепо в Кентерберри было упразднено, полки стали неформально делиться на полноценно укомплектованные и готовые к немедленной отправке, и на малочисленные «кадровые» – для набора и обучения новобранцев. В 1905г. Военное ведомство экспериментировало с двумя большими депо, где рекруты будут готовиться и ожидать назначения в полки, отправляемые на заморскую службу. Но в 1907г. все же создали шесть депо, обслуживающих группы полков. Общая идея оставалась прежней: человек записывался для службы в одном из четырех «корпусов» и потом мог назначаться и переводиться начальством в любой полк внутри: «Я хочу быть гусаром (уланом etc), и носить именно их красивую форму (доломан, уланку…), а конкретный полк может меняться».  Не было даже попыток привязать «ирландские» полки к Ирландии, а «английские» только к Англии, их депо были и там, и там. В общем, в кавалерии не существовало даже зачатков территориальной или региональной систем.

После ПМВ шесть депо были сокращены в целях экономии и вновь открыт единый центр в Кентерберри. В 1927г. упразднен и он. Полки вновь стали набирать рекрутов самостоятельно, но обмениваться солдатами при необходимости с любой другой кавалерийской частью. Таким образом, Кавалерия стала единым «родом войск» с точки зрения комплектования.

В общем, в 1880е появилась не одна, а целых четыре разных полковых системы: 1) Пехотные полки, 2) Артиллерия и Инженеры, 3) Гвардейская и армейская кавалерия и 4) Стрелки и Гвардия.

И территориальность, как видим, на практике была относительной. Идея реформ Кардвелла-Чилдерса была в том, что и офицеры и потенциальные солдаты будут верны своему полку, в том числе исходя из территориального принципа. «Здесь жили мои предки, здесь я живу и хочу служить в своем местном полку». На практике причины поступления в армию были гораздо более сложными и запутанными, у людей были разные причины и мотивы. Для кого-то эти полки были действительно родными. В них часто служили их отцы или братья, многие бегали глазеть на учения и парады с детства и восхищались их формой. А кто-то сознательно записывался именно «уехать куда подальше» – чтобы скрыться от семьи или закона, несчастной любви или назойливой пассии, да и просто сбежать от скуки, повидать мир. Какой тут полк раньше других отправляется в Индию? А в Египет?

Также не всегда учитывался демографический фактор. Например, в Ланкашире в 1873г. жило около 1,3 миллиона мужчин, а в Дорсете – менее 100 000. Расчеты же показывали, что необходимый минимум для 2 регулярных и 2 милиционных батальонов – около 200 тыс. человек. Исходя из этого, пришлось кроить границы полковых районов и суб-районов найма. Из 66 полков, созданных в 1881г. лишь 29 совпадали с границами одного графства, остальные охватывали 2 и более.

Необходимо было учитывать и внутреннюю миграцию населения, и урбанизацию, и наличие еще трех «полковых систем» помимо пехотно-полковой. В результате, Лондон, Дублин и Ливерпуль были объявлены отдельными районами, не входящими в территориальную систему. Мегаполисы привлекали большое количество молодых людей в поисках работы и лучшей жизни. Не найдя искомого, они могли записаться в армию и было бы глупо не использовать эту возможность.

Уже в 1879г. стало нормой отправлять рекрутов из плотнозаселенных городов и регионов в полки, испытывающие нехватку людей. В результате, например уже упоминавшийся выше Дорсетский полк состоял наполовину из рекрутов, набранных в Лондоне, а в Собственном Короля Шотландском приграничном полку, чья зона набора простиралась от Ньюкастла до Южной Шотландии, служило множество ирландцев-иммигрантов, записавшихся в Глазго. По этим же причинам, Королевские Уэльские фузилеры получили прозвище «Бирмингемские фузилеры», а Вустерширский полк – «Браммагемская гвардия». Браммагем- народное название Бирмингема. Про Гордонца в килте, выходящего из синагоги мы уже писали.

Еще один путь. Англия традиционно была разделена на 10 военных округов. Три из них это военные базы-полигоны (Чатам, Олдершот и Вулидж), но остальные 7 «настоящие»: Северный, Юго-Восточный, Восточный, Западный, Южный, Домашний (графства вокруг Лондона) и Северо-Британский (вся Шотландия). И если полку не хватало людей, он мог попросить рекрутов из других районов внутри своего округа. Если и этого будет недостаточно, то на помощь придут мегаполисы.

В результате, в 1883-1900гг. в территориальных полках было в среднем 38,5% рекрутов из своего района. Были, конечно, исключения. Королевский УорикширскийСаффолкский и Гэмпширский полки имели по 70% рекрутов из своих полковых районов. С другой стороны, в 16 полках было вообще менее четверти «своих» уроженцев. В 46 полках, то есть две трети пехоты, менее половины.

Были и другие нюансы. Так, депо «английских» и «ирландских» полков оказались расположены более удачно. В результате, в английских полках около 43% родилось в своем полковом районе, в ирландских около 40%. И всего 28% в Уэльских полках, и 23% в шотландских (в Камеронском всего 9%!). Внутри Англии пропорции тоже менялись. В Восточной Англии – 54%, Юг и Запад на втором месте, по 47%, Северо-Запад, Ланкашир, Лондон и Домашние графства по 44%. Северо-Восток же Англии всего 32%.

К 1905-07гг. система окончательно превратилась из территориальной в региональную. Рекрутов набирали майоры полковых депо, но полковник командующий районом мог своей властью отправить их куда нужнее сейчас. В 1906г. лишь 26% новобранцев попали в «свой» полк, 32% в другие полки и 42% в полки и корпуса, не связанные с линейной пехотой. С 1921г. система набора стала почти общенациональной. Рекрутов с разных концов страны отправляли в любые депо и воинские части по необходимости. Процент тех, кто служил в своем территориальном полку, в 1920-30е годы стабильно держался менее 30%. Некоторые полки, например, Верноподданый Северо-Ланкаширский, получали лондонцев целыми взводами.

На фоне этого довоенная система стала казаться идеальной. В 1928г. бывший комбат Гэмпширского полка жаловался, что в Эдуардианскую эпоху 90% его людей были настоящими гэмпширцами, а сейчас только 40% (хотя, как мы уже знаем, и ранее полного совпадения не было и это преувеличение). В 1930г. армия столкнулась с нехваткой почти 10 000 новых солдат и был выброшен лозунг «Местных в местные полки!». Набор увеличился, но похоже за счет сопутствующей рекламы, а не именно этого лозунга и принципа. В полки продолжали приходить люди, никак не связанные с их названиями, сетовал командир Оксов-и-Баков.

Еще одна интересная тема – антагонизм и неофициальная табель о рангах. Полки отличались своими традициями, престижностью, боевым опытом. Важно было и количество аристократов, служащих в полку, и место его стоянки, и традиции и история. Одни офицеры прикидывали свои шансы на дальнейшую карьеру – боевую или штабную, другие смотрели с точки зрения развлечений и выбирали полк «по стоянке» или спортивным достижениям. Нижние чины, что характерно, часто тоже. Одни выбирали батальоны, про которые было известно, что их скоро отправят за моря. Другие наоборот стремились остаться в Англии. И те, и другие очень большое внимание придавали красоте униформы и часто выбирали полк именно по этому параметру. Для многих – и аристократов, и джентри, и простолюдинов, –  служба была семейным делом, бывали целые военные династии и семьи связанные с родным полком.

В общем, на 1914г. складывается примерно такая картинка. На первом месте по престижу среди полков стояли Пешая Гвардия, Придворная кавалерия, 4-5 кавалерийских полков и Стрелки.

На второй ступеньке (чуть ниже, совсем чуть-чуть) – вся остальная кавалерия и большинство шотландских горских полков (ах, эти килты и волынки!).

В-третьих – Легкая пехота и фузилеры.

Далее – южно-английские пехотные полки (хорошие стоянки, и вообще — чем дальше от Лондона место дислокации, тем хуже) и шотландские лоулендеры (в клетчатых штанах).

Еще ниже – ирландские, валлийские, северо-английские и мидлендские пехотные полки.

Где-то сбоку и скорее напротив середины этого списка  – Королевская артиллерия и Королевские инженеры. В артиллерии – конная круче полевой, а гарнизонная – ниже всех. Позднее сюда же добавились танкисты и парашютисты, а в современные времена, Парас и САС поднялись на вершины хит-парада крутости, но это уже другая история.

И в самом низу – небоевые службы с прозвищем «ремесленники».

Индийская армия стояла особняком со своей иерархией крутости. С одной стороны, хм, Индия… С другой – о, Индия! Там и жалованье было выше, вернее, траты гораздо ниже. И авторитет настоящей боевой службы, и романтика и экзотика, хотя конечно и скука, и пьянство. Но в целом туда стремились попасть. Фельдмаршал Монтгомери в своих мемуарах вспоминает, что в его время вакансии в Индийскую армию обычно разбирали первые 30 лучших выпускников Сандхерста, максимум 35. Он же закончил 36-м.

Спустя многие годы, в 1977г. один предвоенный субалтерн-глостерширец отмечал еще один аспект: «В социальном смысле полки очень сильно отличались. Думаю, будет, в общем, правильно сказать, что набранные в сильно индустриализированных районах части, возможно, придерживались более низкого стандарта (ну или это был немного другой стандарт), чем многие полки (сельских) графств, но это не обязательно отражалось на их боевой эффективности». В России крестьяне также считались более предпочтительным выбором для Лейб-Гвардии, чем горожане и тем более рабочие.

В 1899г. лейтенант из Королевы Западно-Суррейского полка писал домой матери: «Не думаю, что хочу, чтобы Регги (брат) выходил в (полк) Королевы, братьев обычно не слушают, но дай ему понять, что лучше в Девон». В конечном счете, Регги в мае 1901г. стал офицером Баффов.

Стрелок Шарп, выслужившийся из рядов – современный герой. В реальном XIX веке солдаты предпочитали знатных офицеров. Полковник Стюарт вспоминал: «Люди сами по себе предпочитали рожденных благородными… Британский солдат гордится и любит быть под командой голубой крови. Я вспоминаю, как незадолго до моего отъезда в Англию из Индии ко мне подошел мой колор-сержант Хатчинсон. «О, сэр, – сказал он, – что будет с ротой, вы покидаете нас». Я сказал: – «У вас будет новый хороший офицер, м-р Б., будет за вами приглядывать». Он ответил – «Да, сэр, но он же не джентльмен». Уже в годы 2й англо-бурской войны Мортимер Менпес писал то же самое. «Последние два или три столетия Английский солдат ходил в бой под командой Английского джентльмена – пахарь как теленок за сыном хозяина шли вместе на битву за общую родину. Томми знал, что английский джентльмен (говоря вульгарно) (хорош) « во всех отношениях», и никогда не совершает ошибок. Он пойдет только за джентльменом, и обычно между ними полное понимание, и (смею сказать) молчаливая дружба, ничуть не меньшая, чем настоящая, просто, по соображениям дисциплины, незаметная».

Вест-Индский полк стоял в Вест-Индии и Западной Африке, набирался из жителей карибского региона и Сьерра-Леоне. Офицеры были британцами, но в основном из тех, кто не мог поступить в другие полки. Пожалуй, этот полк был самым непрестижным среди пехоты.

Отношение к полкам Индийской армии было также свысока – «черные полки». И самое низшее место в неформальной иерархии занимала Королевская Индийская армейская служба снабжения. Тут сложилось все – и тыловики, и индусы, и качество офицерского состава. Немногие закончили частные школы или Сандхерст, и большая часть Армии считала этих офицеров не совсем настоящими джентльменами. Недаром их аббревиатура RIASC издевательски расшифровывалась «Реально, я такой простолюдин».

Королевский стрелковый корпус Короля был одним из самых богатых и снобистских полков Армии. «Неприлично богатые стрелки короля». Попасть туда было крайне сложно, как писал один офицер, даже сложнее, чем в Придворную кавалерию или Гвардию. В конце XIX века там был большой процент аристократов, но начиналась история совсем по-другому. В начале  века 60й полк считался непрестижным, чем-то средним между колониальной частью и иностранным легионом. Даже офицеры там были иностранцы – швейцарцы, французы, немцы.

Да, да, такие как друг Ричарда Шарпа капитан Уильям Фридриксон.

Хорошо заметна разница полков и при сравнении неполковых назначений. В 1899г. офицеры Шотландской Гвардии: один адъютант при генерал-губернаторе Индии, другой – Канады, третий – при губернаторе Бомбея. Два генерал-майора, один адъютант при Гвардейском депо.

И для сравнения Манчестерский полк в этом же году. Один из самых низших в неофициальной иерархии пехоты, про него даже поговаривали, что его офицеры живут на одну зарплату на одно лишь жалованье. Итак, неполковые назначения манчестерцев в 1899г. – глава Олдершотской военной тюрьмы, один в армейском корпусе оплаты, адъютанты в ополченческих батальонах, глава рекрутской службы в Ливерпуле, заместитель помощника генерал-адъютанта в Мавритании, другой заместитель начальника полиции Золотого берега. Советник в Египетской армии, и еще один в Уганде. Ни одного адъютанта при генералах или губернаторах.

В общем, для службы в разных полках требовались деньги, связи, титулы и от этого зависел выбор и дальнейшая карьера. Одно лишь было общим для всех, независимо от звания и части – быть джентльменом.

Прибытие нового субалтерна.

Прибытие нового субалтерна.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>