Архив метки: кавалерия

Всадники на русских иконах. Часть 1

В продолжение темы “малоизвестных щитов” юзер oleggg888 рассказывает о кавалерии:

Уже ушло в седую древность время, когда А. В. Архциховский написал “Древнерусская миниатюра как исторический источник”, где был затронут вопрос и использования древнерусской иконографии в качестве источников по военному делу. Но новых исследований с того времени почти и не было – могу назвать только недавние работы Н. А. Плавинского и М. И. Петрова. И практически до сих пор жива практика, когда отдельное изображение рассматривают как вещь в себе, выискивая то, что хотят найти. Да, на форумах разговоров много об исследовании, выявлении шаблонов и заимствованиях. Но на деле все ограничивается пальцетыканьем – это “канон”, это художник видел вживую. Толку от таких гаданий… Так-то схема не сложная:  сравниваем с греческими, болгарскими и сербскими иконами и миниатюрами – выявляем схожие и отличные детали; сравниваем поздние изображения с ранними – выявляем, что менялось, что новое появилось. Реконструкцию на этом вряд ли можно построить, но зато можно выявить “однозначные детали” и отмести “соблазнительные детали”. И дело это не быстрое.

Уже были разборы Лицевого свода и Радзивиловской летописи по щитампо хвату копий и седлам. Вывод один: хочешь рассмотреть какую либо деталь в этих источниках – просмотри все тысячи рисунков в них, иначе это будет пустое занятие (да ещё с другими русскими и славяно-греческими изображениями нужно сравнивать). Есть замечательный сайт  по русскому православному искусству. Там и галерея русских икон, и литература, и немного балкано-греческих икон. В других местах можно достать ещё балкано-греческой иконографики. Есть возможность посравнивать.

Самый оторванный от реальности элемент в православной иконографике – это безусловно корпусной доспех. По другим православным странам может и можно выявить, какие реальные доспехи на ряде изображений могут быть “зашифрованы”, но по русской иконографике – не вижу даже за что зацепляться.

В данной серии постов (в один точно не поместиться)  основное внимание будет обращено на конское снаряжение, прежде всего на седла. Сразу скажу: я пространно намекаю на утверждение, что от факта наличия шпор можно “вытянуть” и седловку, и приемы верховой езды и способы использования оружия. Хотя конструкция седла несравненно больше влияет на боевые возможности всадника, чем шпоры. Просто “железяки” сохранились, а седла – почти нет.

Начать можно с наиболее ранних, 11-13 вв., изображений.

Читать далее Всадники на русских иконах. Часть 1

Русские щиты

Рассказывает юзер oleggg888:

Как ни странно, но из предметов вооружение русского войска 12-15 вв. чуть ли не самым непонятным являются щиты (до этого есть находки умбона, а также находки, показывающие использование больших, диаметром в метр, круглых щитов). Археология ничего не даёт (кроме того, что в 12 в. умбоны и прочие металлические части вышли из употребления). Письменных описаний нет (кроме самого факта наличия щитов). Есть только иконографические источники. Но они очень сложны для прямого использования.
А вместе с тем, щит (размер, форма, конструкция удержания и пр.) могут дать информации о тактических возможностях конницы больше, чем, например, шпоры. Если щит большой, конструктивно заточен, чтобы им пользоваться в течении всего боя, то уже почти нет оснований говорить об использовании лука в паноплии конного воина (по крайне мере, активном использовании). И, соответственно, для большого щита возможен только одноручный хват копья.

В классической работе А. Н. Кирпичникова, в главе про щиты, в одном месте отмечается диссертацию Никеля по щитам («выдвижение конницы и привело к появлению собственно всаднических миндалевидных щитов, повысивших боевые свойства западноевропейского пикинера»), в другом – «Миндалевидный щит в романской Европе, до третьей четверти XII в. довольно большой и массивный, был призван закрыть бойца в первую очередь от копейного тарана. Кажется, что русские щиты не были столь велики, как на Западе». «Высота миндалевидных щитов достигала от половины до трети (чаще всего) человеческого роста».

Показательно, что ещё в первых работах, обосновывающих концепцию «рыцарской тактики русской кавалерии», были отмечены эти моменты. Дело в том, что специфика именно «западноевропейской копейной кавалерии» (в отличие от тех же катафрактов) – это заточка на лобовое противостоянии, сшибку, с себе подобными, создание системы защиты от мощного удара всаднического копья. Особенно был опасным удар в голову – для этого со временем создали противокопейные забрала (первая западноевропейская «техническая рыцарская фишка»), а изначально использовали большой миндалевидный щит, способный одновременно защищать и лицо, и корпус до колена. С появления забрала щит стал уменьшаться и видоизменяться (это уже историки 19 в. отметили). Но и потом ряд щитов имели конструкцию, которое была заточена если не под «рыцарский», то под копейный удар (у страдиотов и гусар).

Если рыцарское забрало русским копейщикам не привяжешь (археология однозначно молчит; прочие источники тоже), то на вопрос «а почему мы приравниваем русских всадников 13-14 вв. к ЗЕ рыцарям», мог быть ответ: «но ведь рыцари были и до появления забрал». Однако тут должен подняться вопрос о щите. При этом, сам по себе большой всаднический щит – явление не новое, и о «рыцарском бое» говорить не может.
Поэтому вопрос о щитах – совсем не второстепенный. Соответственно, придётся самым дотошным образом исследовать имеющиеся иконографические источники. Пока не ушли мысли – сделал ряд отметок по этому поводу.

Сложность русской иконографии в том, что даже если это не иконопись, то была традиция «вдохновляться» «авторитетными образцами», сделанные зарубежными мастерами или мастерами прошлого (собственно и в ЗЕ живописи тоже такое было – много перерисовывали у «авторитетов», что частично нивелировалось тем, что «авторитеты» были современниками и «ближними соседями»). Я делал показательный пост по Ремезовской летописи.  Но что-то в иконографии наверняка отражало окружающую реальность. Прежде всего – предметы быта . Вооружение, правда, это не фоновые «предметы быта», а одни из центральных элементов, т. е. то, что было соблазнительно в той или иной степени перерисовать у «авторитетов».
В такой ситуации «уникальное изображение» обычно не может нести информации по русскому военному делу. Но, если нет цели получить узкие временные рамки, то рассмотрения разнообразного массива, может дать результаты («практически нигде не встречалось» – это уже хороший результат). Тем более, что изобразительные источники давно и активно изучают специалисты (миниатюры, иконы, монеты, печати, графити и пр.).

Как выше отмечалось, А. Н. Кирпичников заметил, что массив изображений показывает относительно небольшие щиты у русских. Миндалевидные щиты – не западноевропейское изобретение, они появились в регионе Византия-Ближний Восток. Нормандские, а затем и прочие, рыцари стали использовать крупные (далеко за метр высотой, до ¾ роста) щиты такой формы. Круглые и небольшие миндалевидные щиты характерны для византийской и балканской иконографии. Однако разнообразие русских изображений, на которых такие щиты показаны, достаточное свидетельство бытование их и на Руси (но есть вопрос времени исчезновения миндалевидного щита). Вот изображения на бытовых предметах 12 – начала 13 вв., где щиты могут казаться довольно крупными, около половины роста, или даже побольше (если пропорции не нарушены), на наиболее крупных видны умбоны, которые по археологии в 12 в. уже практически не просматриваются. Правда они у воинов в пешем строю. Однако в целом на русских изображениях миндалевидные, круглые и прочие щиты ещё меньше.

Читать далее Русские щиты

Резня Каваньяри, 1879г. Биография первая

Рассказывает юзер major-colville:

«Типичный викторианский субалтерн».

Гибель майора У. Бэтти в битве при Фаттехабаде 2 апреля 1879г. Впереди него, вероятнее всего, лейтенант У. Гамильтон.

Гибель майора У. Бэтти в битве при Фаттехабаде 2 апреля 1879г. Впереди него, вероятнее всего, лейтенант У. Гамильтон.

Уолтер Ричард Поллок Гамильтон родился 18 августа 1856г. в Иништиге, Килкенни (Ирландия), и был четвертым сыном (из 7 детей) мирового судьи эсквайра Александра Гамильтона и Эммы, урожденной Поллок. Её отцом был сэр Френсис Поллок, крупный юрист и политик-тори, а также брат фельдмаршала сэра Джорджа Поллока, баронета Хайбер-Пасского (да-да, в честь знаменитого перевала), героя 1й англо-афганской войны, взявшего Кабул, где спустя 37 лет обессмертит свое имя и его внучатый племянник.

Читать далее Резня Каваньяри, 1879г. Биография первая

Из полков же самый тонный, то лейб-гвардии полк Конный

В каталоге русского рисунка, купленном в Пушкинском музее, юзер babs71 наткнулся на любопытную серию акварельных портретов офицеров Лейб-Гвардии Конного полка, которую и хотел бы предложить вашему вниманию. Выполнил эту серию портретов английский художник Томас Райт (он в 1822-26 и 1830-1845 годах работал в Петербурге, в том числе и сотрудничал с Джорджем Доу). Серию эту он создал, по всей вероятности, по заказу либо полкового начальства, либо самого императора  – в ней есть и портрет Николая I, с которого и начнем этот пост:

Читать далее Из полков же самый тонный, то лейб-гвардии полк Конный

Кавалергардские забавы

Шампанское в гробах, серенады императрице, прогулки в простынях, засады в женских купальнях и другие выходки офицеров привилегированного петербургского полка.

gallery_picture-a654247b-3fdb-4d6e-8fe1-3f9379dbb95d

Кавалергардский литаврщик и кавалергард. 1724 год
© «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» А. В. Висковатова. 1841–1862 годы

Изначально кавалергарды исполняли роль почетной охраны императрицы Екатерины I. Эта привилегированная рота на тяжелых конях была сформирована в 1724 году, ко дню коронации Екатерины I (ее капитаном был сам Петр I), и сразу после расформирована. Читать далее Кавалергардские забавы