Архив метки: танки

Спецнаборы в бронетанковые школы РККА

Рассказывает юзер photo-collector:

Формально для военных школ был установлен принцип добровольности, то есть туда никто никого не должен был призывать, а поступали граждане и военнослужащие по собственному желанию. Фактически же вузы мотомехвойск РККА испытывали острый недостаток в желающих пройти обучение, которые к тому же должны были соответствовать определенным требованиям по образовательному уровню и т.п. Служба в армии, мягко говоря, популярностью не пользовалась и мотомехвойска сначала не являлись каким-то исключением из общего правила.

Для того, чтобы укомплектовать вузы квалифицированными слушателями (курсантами); а под квалифицированными понимались люди с образованием не ниже 7 классов для командных школ и 10 классов – для технических, имевшие дело с техникой; стали применяться принудительные меры.
Поскольку принцип «добровольности» набора в военные школы оставался незыблемым, действовать стали по партийной линии. Что имеется в виду. Проводили так называемые «спецнаборы», когда в добровольно-принудительном порядке в военные школы направляли партийный и комсомольский актив, как наиболее сознательных и в принципе безотказных в этом вопросе граждан.

Решение о мобилизации 7000 коммунистов для укомплектования в 1931 году военных школ, в том числе 1300 человек для бронетанковых, было принято Политбюро ЦК ВКП(б) в феврале 1931 года. Отбор первых кандидатов должен был быть закончен уже в мае того же года для июньского и сентябрьского наборов в школы и в сентябре – для декабрьского. В 1932 году специальный набор в бронетанковые школы, как метод в целом давший хорошие результаты, был повторен, в июне 1932 года Горьковская, Орловская, Саратовская и Ульяновская школы получили таким образом более 2300 человек курсантов.

Кроме принудительного порядка набора в вузы спецнаборы имели и еще одну особенность, для них устанавливались сокращенные сроки обучения. Так курсанты из спецнабора июня 1932 года выпускались из бронетанковых школ в июне и ноябре 1934 года, а не через три года, как «нормальные» наборы.
Впрочем, в первые годы существования бронетанковых школ в них практиковались и другие способы укомплектования и принципы проведения обучения. В частности в некоторых вузах существовали ускоренные отделения, срок обучения «ускоренников», очевидно, был короче «нормальных» наборов. Проводились наборы курсантов из младшего начальствующего состава сверхсрочной службы, так в 1931 году сверсхрочников получили Нижегородская и Ульяновская школы (еще не как бротанковые). Сроки обучения их варьировались от 1 года 9 месяцев до 2 лет 1 месяца.

Директивой начальника ГУВУЗ РККА Фельдмана от 8 декабря 1932 года все ускоренные отделения во всех вузах упразднялись, все курсанты, принятые в 1932 году, переводились на нормальные сроки обучения (для БТШ и ШАТТ – 3 года), курсанты «спецнаборов» продолжали обучаться на прежних основаниях по 2 года.

Начальник штаба 7-й гвардейской танковой бригады подполковник Юренков Николай Николаевич. 18 августа 1943 г.
Судя по тому, что Юренков обучался в Саратовской бронетанковой школе с июня 1932 по ноябрь 1933 г., он входил в число “спецнабора”, да еще и выпустился досрочно.

Читать далее Спецнаборы в бронетанковые школы РККА

Кто такие танкисты? Прошедшему дню танкиста посвящается

Рассказывает юзер photo-collector:

Как ни удивительно, кого именно можно считать танкистом – довольно непростой вопрос, ведь четкого определения этого понятия не существует, и возможны различные противоречивые трактовки.
Когда говорят о танкистах, то чаще всего, наверное, представляются три-четыре чумазых товарища – «экипаж машины боевой» – в комбинезонах и танковых шлемах. Если речь идет о довоенных временах, комбинезон может меняться на кожаную куртку, а в моделях шлемов мало кто разбирается, главное – не нем всегда есть непременная амортизация в виде валиков, набитых войлоком. С тем, что именно комбинезон и шлем создают тот неповторимый и легко узнаваемый облик советского танкиста, не поспоришь. И с тем, что часто танкистами называют именно членов экипажей танков: командиров машин и башен, механиков-водителей, заряжающих пушек, пулеметчиков и т.д., – тоже. Это танкисты, так сказать, «в узком смысле». К ним относят иногда и командиров танковых частей, тем более, что им, как правило, по штатам полагались собственные танки, где они при необходимости выполняли функции членов экипажей.

Однако танковые войска, как род войск, не состояли из одних танков с их экипажами. Для обеспечения их деятельности трудилось множество служб: ремонтных, автотранспортных, административных, хозяйственных… В состав танковых войск входили кроме собственно танковых также самоходно-артиллерийские, бронепоездные и бронедрезинные, бронеавтомобильные и бронетранспортерные, мотоциклетные и моторизованные части. Это все танкисты «в широком смысле», то есть военнослужащие танковых войск.

Казалось бы, нет смысла сводить в единую группу военнослужащих различных специальностей. Однако границу (танкист – не танкист) порой провести очень сложно, как, например, для мотоциклистов, где существовал массовый обмен начсоставом с чисто танковыми частями, а три мотоциклетных полка в годы Второй мировой и вовсе были сформированы из танковых бригад. То есть, такой критерий как практика прохождения службы вполне подтверждает – существование определения танкистов «в широком смысле» не бессмысленно. А во-вторых, в «расщеплении» до конечных специальностей можно и вовсе дойти до абсурда. Даже экипаж танка часто включал в себя радиста, который по своей специальности был в первую очередь связистом, пусть и в танковых войсках.

Даже составители перечня военно-учетных специальностей танковых войск не видели ничего предосудительного в существовании связистов-танкистов, а равно и трактористов-танкистов, пулеметчиков-танкистов и т.п. Нам же введение понятия танкистов «в широком смысле» даже более объемного, нежели перечень специальностей АБТВ в списке ВУС, помогает охватить процессы, происходившие в танковых войсках, которые непременно выпали бы из поля зрения, вздумай мы ограничиться исключительно экипажами танков.
Таким образом, первое, что нужно помнить, когда речь о танкистах: не все танкисты – это те, кто сидит за рычагами танка, стреляет из танковой пушки или командует боевой машиной.

Курсанты Орловской бронетанковой школы в кожаном специальном обмундировании начала 1930-х годов: куртках, брюках, шлемах с очками, перчатках с крагами. Присутствуют также фанфары со школьными флажками (как это правильно называется?) и макет танка “Рикардо”.

Читать далее Кто такие танкисты? Прошедшему дню танкиста посвящается

Музей танка Т-34 на Дмитровском шоссе

Экскурсию проводит юзер cheslav-kara:

В 15 км к северу от Москвы, в деревне Шолохово, находится “Музей танка Т-34″. Состоит он из собственно музейного здания с экспозицией (относительно небольшой) и открытой площадки, на которой выставлена бронетехника: Т-34-76, Т-34-85, СУ-100, Т-54Б, два Т-55, Т-64АК, Т-72, Т-80Б, макет танка Лебеденко, еще один Т-34-76 в полуразобранном виде, а также куча разных деталей от “тридцатьчетвёрок”, найденных на полях сражений.

Читать далее Музей танка Т-34 на Дмитровском шоссе

Механические самураи: телеуправляемые танкетки “Ya-I-Go”

Юзер fonzeppelin продолжает цикл об управляемом оружии Японии времен Второй мировой, здесь можно прочитать весь цикл механических самураев.

Хотя Япония и не была в числе первых стран, начавших экспериментировать с телеуправлением, она, тем не менее, не являлась и “отстающей”. Еще в 1929 году, майор Митсуо Нагаяма сконструировал и представил на испытания радиоуправляемый “танк” на базе трактора “Фордзон”.

Экспериментальная машина Нагаямы привлекла широкое внимание не только в Японии, но и во всем мире. На испытаниях, танк успешно приходил в движение по команде с пульта управления, переключал передачи, маневрировал, преодолевал препятствия и даже вел огонь из смонтированного пулемета. Разумеется, танк Нагаямы был не более чем демонстратором новой технологии, но в этой роли он сработал вполне успешно. Японское армейское командование обратило внимание на потенциал новой технологии и занялось ее развитием.
Читать далее Механические самураи: телеуправляемые танкетки “Ya-I-Go”

Танковая «Санта-Барбара». Arjun

В этой статье речь пойдёт о мучениях индийцев: как они создавали танк собственной разработки. Назвали его Arjun (“Арджун”). Не так давно было выпущено 124 машины, в этом году “Арджун” модернизировали до варианта Mk. 1A. Но при чём тут тогда “Санта-Барбара”? Расскажем обо всём с самого начала  с 1970 года. Это не ошибка: впервые индийские военные именно тогда задумались о своём собственном танке. В те годы Т-72 были лишь опытным объектом 172, а немцы только недавно стали получать свои “Леопард-1″.

Arjun Mk. 1 на параде
Arjun Mk. 1 на параде

В те годы основу индийских бронетанковых сил составляли танки Centurion, Т-54 и Т-55, а также Vijayanta (“Виджаянта”). Это была лицензионная копия английского ОБТ Vickers Mk. 1. В сравнении с имевшимися “Центурионами” с 20-фунтовыми пушками и Т-54/55 с Д-10Т, его 105-мм пушка L7A2 имела серьёзное преимущество в поражении танков потенциальных противников на всех дистанциях боя. Но были у танка и серьёзные недостатки. Во-первых, это двухтактный дизель L60 Leyland, из-за которого поднимался вопрос в британском парламенте о боеспособности английских танков Chieftain с таким же двигателем. Тонкая броня. Стремительно устаревающие прицельные системы. В случае закупки пакистанцами американских М60 Индия рисковала потерять преимущество на поле боя. Было решено делать новый танк специально под условия пустынь Раджастана как раз на базе серийно выпускаемого Vijayanta. Проект машины был назван Arjun в честь героя “Махабхараты”, древнеиндийского эпоса. Первое время работы шли очень медленно, но разбор результатов войны 1971 года с Пакистаном подстегнул руководство армии. Работы по проектированию начались в марте 1974 года. Читать далее Танковая «Санта-Барбара». Arjun